заглянуть на тёмную сторону

История участницы одной бандгруппировки.

Вообще-то, богомолы — насекомые полезные и интересные, пишет на своем персональном сайте журналист Владимир Бойко. Правда, у них одна особенность: самки после недолгой любви имеют привычку съедать своих кавалеров. Среди самок людей тоже иногда случаются подобные индивидуумы. Одну такую самку имел возможность наблюдать в течение нескольких лет бывший сотрудник спецподразделения милиции охраны «Титан-1» Николай Прокопчук, который охранял Оксану Мороз-Хант и ее бывшего мужа (ныне покойного). Интервью с этим информированным человеком украсит нашу повесть о Санахант и Оксане Мороз-Хант.

Все статьи из цикла публикаций:
- Скандал. «Самка богомола» разгневала Гройсмана и Насирова
- Прокол на таможне. Утраченный миллион «самки богомола»
- Самка богомола. Часть III: убить американца
- Самка богомола. Часть II: ограбить американца
- Самка богомола. Часть первая: становление

— Согласно договору, заключенному между «Титаном» и предприятием «Арт-плюс», мы вместе с напарником с 1999 по 2003 год осуществляли физическую охрану самого предприятия, Оксаны Сергеевны Мороз и членов его семьи. Практически мы круглосуточно сопровождали Александра Ханта. А когда он выезжал за границу и в Киеве оставалась его жена, то охраняли ее. При себе мы имели оружие на постоянном хранении, которое раз в неделю предъявляли в подразделение для контроля

— Но что значит круглосуточно? Вас что, никто не менял?

Николай Прокопчук бывший охранник Оксаны Мороз Хант
Николай Прокопчук бывший охранник Оксаны Мороз Хант

— Нет. Мы приезжали домой к Мороз на Богомольца в 9 утра и сопровождали или ее, или ее мужа, что называется, «до упора». И так каждый день. Выходные или отпуска бывали только тогда, когда они вдвоем куда-то выезжали из Украины. Впрочем, с самим Хантом было работать проще. Он ежедневно, с утра до вечера, занимался строительством пристройки к магазину «Санахант», где на втором этаже открыт корнер «Dolce & Gabbana».

Хант говорил, что это его задумка, в которую он решил вложить деньги, чтобы что-то осталось в Украине его сыну Николасу. Поэтому он был на строительстве практически круглосуточно, то выбирал что-то, то заказывал, вел переговоры со строителями и дизайнерами. Только днем забегал на час в спортзал в «Динамо» и вечером, как правило, ехал домой. Самое страшное для охраны начиналось тогда, когда он уезжал заграницу, и мы должны были охранять Оксану Сергеевну. Она сидела дома, как правило, до четырех-пяти вечера и примеряла новые коллекции, потом заезжала в магазин спросить о выручке за день и ехала на ночь куда-нибудь в клуб или ресторан. В такие ночи я, бывало, спал пару часов где-то в гараже, а с утра снова заступал на службу.

— Кстати об Оксане. Вы были одним из немногих, кто видел ее без грима. Как Вы думаете, сколько ей лет?

— Оксане около шестидесяти лет. Без грима она страшна — там же сплошной силикон.

Оксана Хант

— А с кем чаще всего встречалась госпожа Мороз?

— Чуть ли не каждый день она встречалась с Еленой Кучмой. Это ее ближайшая подруга и к тому же у них были какие-то дела. Еще часто она бывала у Владимира Сацюка. Постоянно посещала ресторан «Золотой берег» на Левом берегу, поскольку дружит с владельцем Мишей и его женой Яной — той самой, которая держит туристическую фирму «Яна» на Саксаганского. Еще Оксана Сергеевна постоянно виделась со Светланой Суркис, братьями Буряками и их женами. К Ющенко как-то приезжала на дачу на Обуховской трассе.

— Ну и что же составляет из себя дача (теперь уже бывшего) Президента Украины?

— Сказать по правде — в таких зданиях знакомые Оксаны Сергеевны держат разве что кур. Ющенко жил очень и очень скромно — не дача, а только название. Там даже забора небыло.

— Николай, Вы были непосредственным свидетелем всего происходящего при расставании Оксаны Мороз с ее бывшим мужем …

— Свидетелем и участником. Свой развод она планировала заранее, где-то за год-полтора, пытаясь перед тем извлечь из Ханта как можно больше денег. Однажды, когда она собиралась за границу в конце 2001 года, я слышал, как она звонила своему доверенному лицу, директору «Арт-плюс» Светлане Никитиной, и говорила, что если придет Хант забирать выручку, чтобы больше тысячи гривен ему не давала. Перед самым разводом она уговорила Ханта купить на аукционе антикварную мебель для квартиры на Богмольца. Там были также серебряные сервизы с позолотой и картины. Кстати, когда всё это привезли и разгрузили, я попросил у Ханта отдать мне фанерную упаковку для дачи. Уже у себя дома я нашел среди коробок серебряный графин, который вернул Ханту.

Вскоре после того, как Оксана выставила мужа из квартиры, я сопровождал ее на встречу с подругами в «Харлей клаб», который возле гостиницы «Киевская Русь». Оксана советовалась со Светланой Суркис, как извлечь из Ханта остальные деньги и говорила, что это единственное, что ее интересует.

Светлана Суркис
Светлана Суркис — достойная ученица Оксаны Мороз. Красоту и вкус видно издалека

— А Вы предупреждали Ханта о замыслах его жены?

— Нет. Моя работа — только охранять. Хотя, если бы я тогда знал, что Оксана имела отношение к преступной группировке Авдышева, то, может, и предупредил бы.

Выставила она его из квартиры внезапно, просто поменяв замки и наняв охранников в «Титане» персонально для себя. Хант остался в декабре 2002 года с одной небольшой сумкой, поскольку она не отдала ему даже носки забрать. Тогда Хант с этой сумкой полетел во Францию, где имел виллу в Каннах и где как раз тогда находился его сын Николас. Но Оксана его опередила — чартерным рейсом она вылетела в Канны, забрала ребенка, каким-то образом оформила дачу на себя и вернулась в Украину, приказав Ханта на виллу не пускать.

Читайте также: Кто спаивает украинцев поддельным виски

В январе 2003 года Хант вернулся из Франции в Украину, где у него уже ничего не было, кроме сына. Но Оксана, насколько я понял, решила его отправить на тот свет. Первым шагом стало лишение Ханта охраны со стороны «Титана», хотя он платил 10 000 гривен в месяц, и милиции охранять его было выгодно. Мы поняли, что Хант после этого долго не проживет. И тогда мой напарник Валера пошел к генералу Опанасенко и попросил его разрешить охранять Ханта и в дальнейшем. Пожалуй, Опанасенко понимал, что в случае убийства американца на территории Украины, будет огромный скандал, и позволил «Титану» заключить с Хантом договор на охрану, и я стал дневать и ночевать у Ханта, который снял двухкомнатную квартиру на Ботанической.

Сначала Хант надеялся как-то помириться со своей женой, с которой он, впрочем, никогда не ругался. Но всё стало ясно, когда мы поехали к Буряку в банк на проспекте Победы — это напротив Пушкинского парка. В этом банке Хант держал деньги. Но из банка он вернулся ни с чем — Оксана каким-то образом умудрилась списать все деньги с его счета.

— Из-за жены Буряка?

— Не знаю. Я в ее аферы не вникал. Но Оксана быстренько прибрала к рукам четыре «Мерседеса» Александра Ханта, три из которых были в Киеве, а один — Каннах. Поэтому мы с Хантом ездили на «кубике», то есть «Мерседесе G-500», который ему дал во временное пользование Кадыров (скорее всего, речь идет о криминальном авторитете Александре Кадырове, известном также как Александр Онищенко – прим. CRiME), чей офис находился напротив Республиканского стадиона. Но у нас на «хвосте» постоянно сидела милицейская «наружка» и бандиты ,которым, как я понял, Оксана «заказала» своего мужа. Поэтому когда Ханту надо было оторваться, мы пересаживались в мою машину и ехали по делам.

В конце концов, Хант решил идти в американское посольство с просьбой принять меры в связи с тем беззаконием, которое совершали к нему на территории Украины. Причем, его возмущало не столько то, что Оксана завладела его деньгами и машинами, сколько то, что она не давала возможности общаться с сыном. А это, по американским законам трактуется как похищение ребенка. Но в посольстве вместо помощи забрали у Ханта паспорт и выбросили его на улицу. В отчаянии он позвонил Оксане и попросил оставить его в покое, отозвать преследователей и вернуть паспорт. На что Оксана ответила Ханту, что он будет жить только в том случае, если заплатит ей 2,5 миллиона долларов.

— А вы слышали этот разговор?

— Не только слышал. Я купил по просьбе Ханта всё необходимое для того, чтобы этот разговор был записан. И не только это. Насколько мне известно, все записи сохранились.

После того, как у Ханта забрали паспорт, на него началась настоящая охота. Единственное, что его спасало — наличие рядом охранника с оружием. Думаю, что на мое начальство оказывалось немалое давление, чтобы снять с Ханта охрану, но руководство держалось.

— Но каким образом Мороз могла подключить к охоте на Ханта милицию? С бандитами всё понятно, но милиция должна была соблюдать хотя бы какой-то видимость законности.

— Какая там законность? Насколько я понял, бандитами занималась Оксана, а милицию взяла на себя Елена Кучма.

Читайте также: Над затаившимся олигархом Хмельницким сгущаются прокурорские тучи

Об этом я узнал, когда в Украину наконец прибыла из-за границы машина для Ханта. Это был также «Мерседес» — «кубик», который он заказал, потому что дальше пользоваться чужой машиной было невозможно. Поскольку Хант не имел никакого удостоверения личности, он сказал, что хотел бы подарить эту машину мне с условием, что я буду его на ней возить, когда он будет находиться в Украине. Поскольку ситуация для Ханта была безвыходная, я согласился, и мы оформили этот «Мерседес» на меня. Узнав об этом от тех, кто следил за нами, Оксана позвонила Елене Кучме и попросила забрать у меня эту машину. Елена позвонила тогдашнему министру внутренних дел Смирнову. Реакция Смирнова была мгновенной — меня вместе с напарником и Хантом вызвали в ГУБОП на Владимирскую. Ханта повели в один кабинет, меня с напарником — в другой. Вокруг меня собрались полковники и стали кричать, что «клетка» мне обеспечена. Меня посадили писать объяснения, где я взял эту машину. В этот момент зашел какой-то полковник и сказал, что звонит Смирнов и спрашивает, почему так долго решается вопрос с автомобилем. Но переписывать машину на Мороз я отказался.

Тогда мной занялась, кроме ГУБОП, еще и внутренняя безопасность. Меня вот-вот должны были арестовать. Тогда Хант сказал, что «Мерседес» не стоит моей жизни, и я подогнал то «кубик» под «Санахант» и бросил на произвол судьбы. Но документы на машину остались у меня. Тогда машину ГАИ забрало на штраф-площадку, на Оболони, а давление на меня только усилилось. В УБОПе мне предложили выбор — либо я отправляюсь в тюрьму, или переписываю машину на мать Оксаны, Тамару Андреевну. Я был вынужден перегнать машину из штраф-площадку МРЭО на Туполева. Это было 8 апреля, в выходной день, но по такому случаю явились сотрудники МРЭО. Туда же пришли мать Оксаны Тамара Андреевна и директор «Арт-плюс» Никитина, и я отдал им документы на машину.

— А договор Вы какой-то подписывали — доверенности или купли-продажи?

— Нет. У меня просто забрали документы и выписали справку-счет, согласно которой я продал матери Оксаны эту машину за 540 000 гривен. Но, я, осознавая умственный уровень Тамары Андреевны, потребовал от нее расписку о том, что никаких денег она мне действительно не платила. И, представьте себе, она такую расписку написала.

Вот она, расписка:

1

Я, Мороз Тамара Андреевна, проживающая по адресу: г.Киев, ул. Бассейная, 3, кв. 34, паспорт серии СН 893543, выдан Старокиевским РУ МВД Украины в городе Киеве 16 октября 1998г., восьмого апреля две тысячи третьего года получила от гр. Прокопчук Николая Николаевича автомобиль марки Мерседес-Бенц-500, гос. номер 13049 КТ, стоимостью 540 тыс. гривен (пятьсот сорок тыс. гривен) с оформлением на мое имя справки-счета №852128. При этом денег за указанный автомобиль Прокопчук Н.Н. не получал, претензий к нему я никаких (материальных, моральных) не имею.
08.04.2003г. Т.Мороз

Читайте также: Мусорная мафия. Львовские отходы «утилизируют» призраки

— Простите, но только этой расписки достаточно, чтобы возбудить уголовное дело по факту вымогательства у Вас автомобиля …

— Достаточно. Но кто стал бы возбуждать уголовное дело, особенно тогда, когда кум Оксаны Сергеевны был Президентом Украины?

После того, как Мороз забрала у Ханта последнюю машину, его судьба была решена, и «Титан» снял с него охрану. Меня больше на такую работу не направляли, а потом я уволился из милиции вообще. Каким чудом Ханту удалось выжить — до сих пор не понимаю. В конце концов, в мае 2003 года ему удалось забрать в посольстве свой паспорт. Но Оксана его предупредила, что Украину он покинет только в гробу. И она не врала. Мороз и Елена Кучма смогли перекрыть все аэропорты и железнодорожные вокзалы. Везде Ханта ждали милиция и бандиты. Но он смог вырваться.

— А Вам известно, каким образом Ханту удалось покинуть гостеприимную украинскую землю?

— Известно. Его спасла Служба безопасности Украины, которая наблюдала за всем происходящим. В СБУ понимали, какой может разгореться международный скандал, если выяснится, что дочь президента Кучмы причастна к убийству американца, и делали всё, чтобы этого не случилось. 24 мая 2003 года Александра Ханта, минуя все посты милиции и бандитов, вывезли с территории Украины на легковом автомобиле работники спецподразделения СБУ «Альфа».

Её милиция её бережет

Стремление состоятельных киевлян прикрыть собственную наготу, как правило, находит свое воплощение в двух формах. Те, кто имеют хоть немного художественного вкуса, шьют себе одежду на заказ. Другие покупают готовую продукцию в многочисленных бутиках, заполонивших центр украинской столицы, пытаясь таким образом компенсировать пробелы в воспитании блеском ярких этикеток.

При этом все — и продавцы, и покупатели — знают, что эти этикетки поступают в Украину в основном отдельно от образцов «высокой моды» и пришиваются к лацканам, рукавам и бретелькам уже на месте. Что же касается самих «образцов» — то тут уж как повезет. Поэтому приобрести можно и настоящий эксклюзив от «Gucci» (массово изготовлен в Малайзии), а можно получить в шикарной упаковке произведение мастеров с Подола с французским шевроном и по цене яиц Фаберже.

Оксана Мороз была не первой, кто овладел главным секретом «модного» бизнеса и поняла, что продавать трусы себестоимостью 5 долларов за 10 долларов — ввязываться в бесславную конкуренцию с Троещинским базаром. Другое дело, если это деликатное изделие будет стоить 500 долларов. Живя в стране, где жрецами искусства считаются Поплавский, Руслана и Наталья Могилевская, а художественное качество одежды определяется цифрами на ценнике, было бы настоящим грехом не попробовать заработать на умственном уровне так называемой «элиты». Но для этого, как говорил незабвенный Свирид Петрович Голохвастов, нужна «хворма». То есть, подходящее помещение.

Александру Ханту повезло больше, чем первому мужу Оксаны Мороз, киевском бандиту Гарри Джибу. Хант выжил несмотря на то, что это не входило ни в планы нанятых для его устранения киллеров, ни в планы соратников по оружию из МВД. Выжил, хотя на лишение его такого удовольствия были брошены все силы украинского ГУБОП.

Читайте также: Тысячи процентов наценки. Контрабандные «тропы» самки богомола

Вообще-то наличие в структуре Министерства внутренних дел Украины Главного управления по борьбе с организованной преступностью нельзя было расценивать иначе, как проявление изощренного милицейского юмора. Создавать орган, вроде призванный бороться с организованной преступностью в стране, где эта преступность давно уже прибрала к рукам все рычаги государственного управления, могли только люди с развитым чувством пренебрежения к собственным гражданам. Давно уже не секрет, что эта спецслужба, созданная еще на заре украинской независимости для борьбы с преступным группировками, постепенно превратилась в мощную бандитскую группировку, занимавшуюся исключительно обслуживанием коммерческих интересов милицейского начальства и «крышеванием» криминалитета рангом поменьше.

Тогдашний руководитель милицейского главка Юрий Черкасов, который упустил Ханта, понимал, что искупить свою вину он может лишь тщательным выполнением дальнейших указаний кумы президентской дочери. А Мороз уже требовала от милиции запретить возвращение Ханта в Украину, где у него оставался ребенок и недвижимость, приобретенная задолго до знакомства с госпожой Мороз. Эта задача большого труда не составляла, поскольку для её выполнения не было необходимости даже привлекать агентуру из американского посольства — достаточно было лишь направить представление в Департамент охраны госграницы с предписанием запретить Ханту въезд в Украину.

Правда, руководители ГУБОП и Госохранграницы неоднократно официально отрицали причастность своих ведомств к брачной афере Оксаны Сергеевны. Но в архиве ГУБОП нам удалось разыскать два интересных документа, полностью изобличающие милицейское начальство в превышении властных полномочий в пользу (на то время) президентской кумы. Это — переписка между Мороз и заместителем начальника ГУБОП Бедрикивським.

Вот с каким письмом — через месяц после того, как Ханта работники СБУ вывезли с территории Украины — Оксана Сергеевна обратилась к руководителю Главного управления по борьбе с организованной преступностью, поплакавшись на свои семейные проблемы:

1

1

Начальнику Главного управления по борьбе с организованной преступностью Министерства внутренних дел
Г-ну Черкасову
гражданки Украины
Мороз Оксаны Сергеевны, проживающей по адресу: г.. Киев, ул. Богомольца, 5, кв. 13
Уважаемый Юрий Эрикович!
Хотела бы обратиться к Вам и просить Вашего внимания и принятия соответствующих мер в связи со следующей ситуацией.
С 1998 года я находилась в браке с гражданином США Александром Хантом, с которым развелась в апреле этого года. Я была вынуждена ставить перед судом вопрос о разводе, поскольку в процессе совместной жизни оказалась полная несовместимость наших характеров как в сфере ведения совместного бизнеса, так и в личных отношениях. Кроме этого, согласно решению суда, который принимал решение о разводе, опека над нашим несовершеннолетним сыном, Николос Александром Хантом, возложена на меня. О характере участия моего бывшего мужа в воспитании сына и внимание к нашим брачных отношений свидетельствует даже тот факт, что он не явился на слушание дела о разводе, его совсем не интересовали вопросы о дальнейшей судьбе нашего сына.
Однако затем, уже после развода, мой бывший муж начал обращаться ко мне, угрожать, требовал, что он хочет видеть сына и забрать его к себе. В начале лета ребенок находился на отдыхе и оздоровлении во Франции, в Каннах. К сожалению, я не могла все время находиться с ним, поскольку была вынуждена некоторое время проводить в Киеве, вести свой бизнес. По уходу за ребенком наняла профессиональную няню. 24 мая она мне позвонила и рассказала, что мой бывший муж появился в месте, где находилась няня с ребенком, потребовал забрать ребенка, пытался применить силу и забрать ребенка силой. Няня была вынуждена вызвать охрану и местную полицию. Кроме этого, как няня поняла из междометий моего бывшего мужа, он не собирается на этом останавливаться.
Сейчас я забрала ребенка назад в Украину, где могу обеспечить его защиту. Еще больше меня беспокоит ситуация, которая сложилась с учетом информации, которую я получила недавно: при предыдущем разводе господин Хант нанес своей жене тяжкие телесные повреждения, в результате которых она даже была вынуждена делать пластическую операцию.
Поэтому даже сейчас, когда я привезла ребенка в Украину, я не могу чувствовать себя полностью уверенной в его безопасности, продолжаю бояться за свою безопасность, за безопасность своих близких и родных.
На сегодня господин Хант находится за пределами территории Украины, однако я не исключаю, что он может приехать сюда для того, чтобы попытаться заставить меня уступить в «личной встречи», или совершить очередную попытку похищения ребенка, чего я не хочу допускать ни в коем случае.
Таким образом, прошу Вас принять меры в соответствии со ст. 25 Закона Украины «О правовом статусе иностранцев» для тог, чтобы воспрепятствовать въезду на территорию Украины гражданина Александра Ханта, поскольку это действительно необходимо для охраны жизни и здоровья моего и моего сына, защиты моих прав и интересов как гражданина Украины.
С уважением, Мороз Оксана Сергеевна
24 июня 2003 года.

Особенно трогательно в письме Оксаны Сергеевны выглядит фраза о том, что ее бывший муж «не явился на слушание дела о разводе», которое якобы произошло 1 апреля 2003-го на острове Гаити — в те самые дни, когда беспаспортный Хант скрывался на территории Украины от нанятых Мороз бандитов в погонах и без. Правда, есть большое подозрение, что и сама Оксана Сергеевна в те горячие дни не тратила время на поездки по экзотическим островам, а решение гаитянского суда взяла в том же месте, где и два своих фальшивых паспорта. Но самое интересное не это. Представим себе, что с подобным письмом даже не к начальнику ГУБОП, а хотя бы к участковому милиционеру обратилась бы не президентская кума, а рядовой гражданин Украины. В лучшем бы случае автору обращения порекомендовали бы не надоедать правоохранительным органам своими семейными проблемами.

Читайте также: Облапошить страждущих. «Медицинская» афера Корбана-Купцова

Но в Главном управлении по борьбе с организованной преступностью МВД Украины к Оксане Сергеевне и ее брачным хлопотам было отношение особое. Вот и ответ, датированный 1 июля 2003 под №9 / 7-М-272 за подписью заместителя начальника ГУБОП МВД Украины В.Бедрикивского:

1

Уважаемая Оксана Сергеевна!
Сообщаем, что Главным управлением по борьбе с организованной преступностью МВД Украины рассмотрено Ваше обращение от 24.06.03 о принятии мер по недопущению въезда в Украину гражданина США Александра Ханта, который своими действиями может угрожать здоровью и здоровью Вашего ребенка.
По результатам проверки изложенных в обращении фактов, согласно действующему законодательству Украины, 26.06.03 в Государственный комитет по делам охраны государственной границы Украины направлено представление о запрете въезда на территорию Украины гражданину США Александру Ханту.
Согласно письму №7 / 2/10604 Госкомграниц Украины от 27.06.2003 года, гражданину США Александру Ханту, 19.07.1950 года рождения, запрещен въезд в Украину сроком на 5 лет.
С уважением, заместитель начальника
ГУБОП МВД Украины В.В.Бедрикивський

Какие факты из письма г-жи Мороз проверяли доблестные воины с ГУБОП — неизвестно. Но можно с уверенностью предполагать, что Черкасов и Бедрыкивский понимали, что выполнения подобных прихотей кумовья Елены Кучмы Законом Украины «О милиции» не предусмотрено. Поэтому предписание о запрете Александру Ханту въезжать на территорию Украины они мотивировали не тем, чтоб этом их просила, к примеру, Елена Кучма, а тем, что американец, получая украинскую визу, якобы скрыл наличие у него судимости за кражу государственного имущества в крупном размере. Этот запрет действует и поныне, предохраняя Оксану Мороз от неожиданного визита в Киев бывшего мужа, который может поинтересоваться, как чувствует себя построенный им магазин «Санахант», его автомобиле и его деньги на счетах в банках бывших друзей.

Все статьи из цикла публикаций:
- Скандал. «Самка богомола» разгневала Гройсмана и Насирова
- Прокол на таможне. Утраченный миллион «самки богомола»
- Самка богомола. Часть III: убить американца
- Самка богомола. Часть II: ограбить американца
- Самка богомола. Часть первая: становление

Владимир Бойко

Перевод и адаптация CRiME`a


facebook twitter Google Plus rss



Последние обновления

Жертвами торговцев людьми, которые продавали украинцев в рабство в Англию через Литву, стали почти 200 жителей Ивано-Франковской и Тернопольской областей.
Читать больше...



загрузка...

следи за нами социально

facebook twitter Google Plus ЖЖ rss