заглянуть на тёмную сторону

-
Мирослав Продан и Роман Насиров

Почему борцы с коррупцией борются с ней очень избирательно.

4 декабря 2018 украинское общество узнало о том, что Соломенский районный суд Киева отпустил экс-исполняющего обязанности председателя Государственной фискальной службы Украины Мирослава Продана, которого правоохранительные органы подозревают в незаконном обогащении, на поруки. В то же время, прокуроры Специализированной антикоррупционной прокуратуры просили у суда назначения подозреваемому меры пресечения в виде ареста с альтернативой залога в 89 млн грн. И просили вполне обоснованно. Ведь сотрудники Главного управления по борьбе с коррупцией и организованной преступностью СБУ и следователи собрали основательную доказательную базу, указывающую на незаконное обогащение руководителя ГФС. Среди найденного оперативниками имущества, происхождение которого Мирославу Продану теперь придется объяснять, есть целый жилой комплекс в Виннице, шикарные виллы в Турции, апартаменты на берегу моря в Одессе, имение под Киевом, престижные автомобили и многое другое.

1

2

Детальное описание незадекларированных Мирославом Проданом объектов, принадлежность которых чиновнику обоснованно доказано правоохранителями, выложено в YouTube.

Неопровержимость доказательств даже для Мирослава Продана была настолько очевидной, что накануне вручения ему подозрения 15 ноября экс-руководитель ГФС убегает за границу, опасаясь быть задержанным и доставленным в суд, который, с большой вероятностью мог выбрать ему меру пресечения в виде ареста. По возвращении беглеца в Украину, который в итоге так и не предоставил правоохранителям и суду надлежащих доказательств пребывания на лечении за границей, суд все же принимает решение об освобождении подозреваемого на поруки ряда народных депутатов Украины, среди которых народные депутаты Николай Паламарчук, Геннадий Ткачук, Николай Кучер, Максим Курячий и Вадим Денисенко. Как справедливо отметил общественный деятель Антон Малеев, «это событие «втихаря» прошла мимо внимания гражданского общества – не было громких заявлений, топовые аналитики не писали об этом пространные расследования, не выступала с громкими заявлениями нынешняя демократическая оппозиция в Верховной Раде».

И в самом деле, с момента появления в СМИ информации о возможном задержании Мирослава Продана, общество не услышало по этому поводу ни одного заявления от известных «антикоррупционеров» Сергея Лещенко, Мустафы Найема, Егора Соболева, Виталия Шабунина и прочих правдорубов.

Чего нельзя сказать о деле коллеги по цеху Мирослава Продана – Романа Насирова. Напомним, что уголовное производство по бывшему председателю Госфиска зарегистрировало Национальное антикоррупционное бюро а 5 марта 2017-го тот же Соломенский районный суд города Киева выбирал подозреваемому меру пресечения. Тогда под зданием суда прошли массовые акции протеста, которые сопровождались громкими заявлениями народных депутатов Сергея Лещенко, Мустафы Найема, Юрия Деревянко, Егора Соболева, Семена Семенченко, экс-прокурора Давида Сакварелидзе, представителей «Центра противодействия коррупции» Виталия Шабунина и «Автомайдана» Алексея Гриценко (он, кстати, на тот момент был председателем Совета общественного контроля при НАБУ) и других деятелей. Собравшиеся требовали избрания меры пресечения экс-главе ГФС в виде ареста в связи с выдвинутыми против него Национальным антикоррупционным бюро обвинениями.

Сергей Лещенко торкает речь
Сергей Лещенко торкает речь.

Суть обвинений заключалась в принятии «задним» числом решений по рассрочке уплаты рентных платежей после наступления установленных дат уплаты ренты компаниями при отсутствии обоснованных оснований для рассрочки, в результате чего якобы Роман Насиров нанес государству ущерб на сумму в около 2 млрд грн. Правда, никаких основательных доказательств (в отличие от дела Мирослава Продана) получения председателем Романом Насировым взяток или преступного сговора между выгодоприобретателями и чиновником с целью незаконного обогащения, или чего-то еще неподобающего детективы НАБУ в суд так и не предоставили. Несмотря на то, что, как и в судебном заседании об избрании меры пресечения Мирославу Пррдану, ряд народных депутатов Украины заявили о желании взять Романа Насирова на поруки, 8 марта 2018 года Соломенский райсуд избрал уже отстраненному от должности председателя ГФС Роману Насиров меру пресечения в виде ареста на 60 суток с альтернативой внесения залога в размере 100 млн грн.

Роман Насиров и вошедшее в историю клетчатое одеяло
Роман Насиров и вошедшее в историю клетчатое одеяло.

Следовательно, в случаях с фактически одинаковыми фигурантами мы видим существенные различия, которые заключаются не только в собранной правоохранителями доказательной базе, но и в информационном сопровождении и личной заинтересованности отдельных представителей украинского политикума и общественности в результатах рассмотрения указанных дел судами. Возникает вполне логичный вопрос: если в случае с Романом Насиров ряд народных депутатов и общественных деятелей, которые называют себя антикоррупционер, готовы были рубашки на себе рвать, чтобы посадить коррупционера за решетку, то почему в случае с Мирославом Проданом, который занимает такую же должность и совершил тяжкие коррупционные преступления, в подтверждение чего правоохранителями собрана доказательная база, в разы более существенная той, что в деле Насирова, эти же народные депутаты и общественные деятели молчат, словно в рот воды набрали? Где Лещенко, Найем, Деревянко, Соболев, Семенченко, Сакварелидзе? Где «Центр противодействия коррупции» Шабунина вместе с «Автомайданом» Гриценко? Может, коррупция Насирова чем-то отличается от коррупции Продана? Или Продан украл меньше Насирова? А может дело в том, что за Мирослава Продана горой стоит премьер-министр Владимир Гройсман?

На самом деле всё гораздо прозаичнее. Просто задачей всего перечисленного «антикоррупционного» блока является не искоренение коррупции в Украине. Его основной функцией является информационное сопровождение и поддержка деятельности директора НАБУ Артема Сытника и отстаивание интересов вверенного ему «антикоррупционного» органа. Несмотря на то, что очень часто эти интересы не имеют ничего общего с борьбой с коррупцией, а наоборот – как показывает практика – очень часто вредят интересам государства. А поскольку Артем Сытник своим основным врагом определил не коррупцию во властных кабинетах или негодяев, набивающих карманы из государственного бюджета, а представителей других правоохранительных органов, исполняющих свою работу на порядок лучше, чем НАБУ, то и «антикоррупционный хор», призванный воспевать деятельность своего дирижера, молчит даже тогда, когда им эту коррупцию суют под нос. Что, в конце концов, вполне логично. Не может группа личной поддержки Сытника признать эффективность деятельности того же Главного управления по борьбе с коррупцией и оргпреступностью СБУ, ликвидации которого ее представители требуют всё громче, только сотрудники спецслужбы раз за разом показывают свою эффективность и неоспоримое преимущество над НАБУ. В свое время, кстати, журналисты уже писали о том, как агенты иностранного влияния дискредитируют национальную спецслужбу.

Поэтому, товарищи «антикоррупционеры», вы или крестик снимите, или трусы наденьте. Если назвались антикоррупционерами – то боритесь с коррупцией. Всей. Без исключений. А если нет, то назовите себя «свидетелями НАБУ» или «последователями курса Сытника» и не рассказывайте украинцам о вашем «искреннем» желании преодолеть коррупцию в нашем государстве.

Ярема Петренко, специально для CRiME


facebook twitter Google Plus rss


Последние обновления

следи за нами социально

facebook twitter Google Plus ЖЖ Telegram rss

лонгриды