заглянуть на тёмную сторону

-

Иван Фурсин и Сергей Левочкин тут играют ключевую роль.

Мафия (или, если удобнее, организованная преступность) еще со времен Советского Союза имела большой вес в экономических вопросах, при этом играя на равных с политической номенклатурой. Однако приход Владимира Путина изменил этот баланс, пишет в интернет-издании ОРД Виктория Страхова. Как указал Марк Галеотти, исследователь и Глава Центра европейской безопасности в Институте международных отношений в Праге «Путин «приручил» организованную преступность. То есть мафия продолжает оставаться огромным кровожадным зверем, но за время своего правления он установил определенные правила. Из тех правил важное одно – не действовать против власти».

Если говорить о представителях русской мафии в Украине, то первым чье имя называют, является Семен Юдкович Могилевич, уроженец Киева, учившийся во Львове – российский и украинский участник организованных преступных сообществ, правоохранительными органами США и Евросоюза считается «боссом боссов» большинства группировок российской и украинкой в мире. С 2009 по 2015 год входил в список десяти самых разыскиваемых беглецов ФБР. В декабре 2015 года удален из списка десяти самых разыскиваемых беглецов ФБР «в связи с невозможностью ареста», так как между США и РФ нет соглашения о выдаче преступников. Официально ФБР разыскивали его за мошенническую схему, приведшую к обману инвесторов на территории США на сумму 150 млн долларов, однако ФБР также указывало на его связь с торговлей оружием, заказными убийствами, вымогательством, незаконным оборотом наркотиков и проституцией в международном масштабе.

В Украине же наибольшую известность Семен Могилевич получил благодаря газовому посреднику, поставлявшему газпромовский газ в Украину – швейцарской RosUkrEnergo Дмитрия Фирташа и Ивана Фурсина. В материалах Wikileaks указывается «В ходе конфиденциальной беседы с послом США в Украине Уильямом Тэйлором он (Дмитрий Фирташ) признал, что в его газовом бизнесе «реальную силу» представляет именно С.Могилевич. Он признал, что у него есть связи с представителем российского криминального мира С.Могилевичем, и подчеркнул, что перед тем как начать свой бизнес, ему нужно было получить одобрение у Могилевича».

Связь Ивана Фурсина с Семеном Могилевичем была задокументирована и правоохранительными органами Австрии. Согласно досье австрийской полиции № 1 9771781/1-II/BK31030 BK (2005–2006 гг), имеющемуся в распоряжении The Insider, является человеком из команды украинского бизнесмена Дмитрия Фирташа и входит в организацию Семена Могилевича.

Поставки газа не были единственным бизнес интересом партнеров по RosUkrEnergo. Дмитрий Фирташ и Иван Фурсин часто проявляли интерес к банковской тематике.

Иван Фурсин занялся банковским бизнесом сразу же после окончания института в 1993 году, при этом его компаньоном стал в будущем глава Администрации Президента Януковича – Сергей Левочкин. Откуда у вчерашних студентов деньги на банковский бизнес? СМИ приписывают наличие властного и денежного ресурса родственникам «вчерашних студентов», в частности генерала-полковника Владимира Левочкина, возглавлявшего Департамент исполнения наказаний, и отца Ивана Фурсина, который по некоторым данным работал под началом генерала Левочкина в системе МВД. Те же СМИ указывают, что отец Левочкина обеспечивал «крышу» банка «Аскольд» своего сына, без чего банк за пару дней бы отжали местные «хулиганы», и он же нашел ему основных клиентов, коими стала столичная ОПГ Авдышева. Да, весьма специфический клиент – но ведь и папа Левочкина работал в системе исправительных наказаний, в связи с чем у него были такие вот специфические знакомства. В 1995 банк Аскольд перерегистрировался в АКБ «Банкирский дом». Однако банк сгорел, причем в самом прямом смысле. Последнюю точку в его существовании поставила криминальная история с хищением неким «хакером» в октябре 1998 года 80 миллионов гривен со счетов Винницкого областного управления Нацбанка. Часть украденной суммы был переведена на счет компании «Транссервис» в АКБ «Банкирский дом», после чего разбросана на счета в этом банке, принадлежащие фиктивным предприятиям. Заглянувшие в поисках украденных денег в «Банкирский дом» следователи попутно обнаружили в банке потрясающую двойную бухгалтерию и любопытные прохождения огромных сумм. Левочкин тут же исчез, а Фурсин и Шиллер пытались придумать правдоподобное пояснение. Было решено направить в банк специальную аудиторскую комиссию для тщательной проверки его деятельности, после чего АКБ «Банкирский дом» сразу же… сгорел. В самом буквальном смысле: всем инспекторам, следователям и разозленным «кинутым» вкладчикам сторожа показывали черный пепел и разводили руками. Руководства банка тоже нельзя было найти – оно вдруг всё уволилось. Да и вообще сразу после поджара АКБ «Банкирский дом» прошел перерегистрацию и превратился в «Укрспецимпэксбанк» (Левочкин, Шиллер), который тоже лопнул в 2003 году после скандальной истории с исчезновением денег НАК «Спецэкспорт».

После того, как сгорел банк «Банкирский дом» (который за глаза киевляне называли «Бандитский дом») Ивана Фурсина потянуло к воде и морю, он перебрался в Одессу и в 1999 году основал «Мисто Банк» и стал его председателем правления. Доподлинно не известно, почему у киевлянина Фурсина возник интерес к созданию банка в Одессе. Принято считать, что это было сделано с прицелом на одесские государственные активы – одесский НПЗ и нефтепровод Одесса-Броды. Чуть позже Иван Фурсин приобрел участие и во втором банке – «Клиринговый дом», где его партнером стала сестра Сергея Левочкина – Юлия. Интересно, что в 2003 году именно через деньги «Клирингового дома» Дмитрий Фирташ приватизировал ОАО «Крымский Содовый Завод», купив его за 346,69 миллионов гривен, что еще раз подчеркивает «связи» Ивана Фурсина и Дмитрия Фирташа. А сам Дмитрий Фирташ в 2009 приобрел путем участия в доп эмиссии акции «Надра Банк» (неофициально связываемый с гражданами США братьями Сегалями), что сам Фирташ прокомментировал так: «стабильный, хорошо управляемый банк, который играет важную роль в украинском банковском секторе. У этого банка прочная база активов и отличная управленческая команда. Наш приоритет – укрепить его стабильность и обеспечить капитальные вложения, необходимые для того, чтобы помочь банку справиться с нынешними экономическими и финансовыми трудностями».

Но оказалось, что банк нужен был Фирташу не для развития, а для дерибана активов. Так, подробно и схемах вывода одесской недвижимости из Надра Банк писал Forbes в статье «Опустошение «Надр». Другой эпизод схематоза – как умыкнули соевый завод братьев Сегаль, которых, кстати, самих обвинили в сотрудничестве с Семеном Могилевичем. Забавно, что обвинили их в этом украинские силовики, а не ФБР, и даже Интерпол снял с розыска в связи с недообоснованностью. Ситуация с Сегалями интересна тем, что она связана с Мисто Банк. Компания Сегалей ООО “Каховка Пром-Агро” взяла кредит на развитие построенного соевого завода, который стал предметом залога по ипотечному договору, но в феврале 2011 года компания вернула все 258 миллионов гривен долга по кредиту в пользу ПАО «КБ «Надра», это подтверждено Верховным судом (дело № 910/28554/14). Однако Банк не признал погашения и путем процедуры принудительного взыскания (по долгу который позднее ВС признад погашенным) продал на родственные компании, и в конце концов – этот соевый завод оказался … активом Мисто Банк (и составляет более 10% от них).

Интересно, что главой правления Надра Банк за период владения им Фирташем был Дмитрий Зинков, который после стал главным исполнительным директором (СЕО) PT PLATINUM PUBLIC LIMITED, одним из акционеров Платинум Банк. Любопытно, что нынешняя первый замглавы НБУ Катерина Рожкова в этот период работала первым зампредом и и.о. главы правления Платинум Банк.

Возможно, именно благодаря таким связям НБУ не вывел Мисто Банк с рынка, не смотря на то, что тот допустил снижение норматива Н1 до 64,236 млн. грн., то есть менее чем 1/3 от минимального уровня в 200 млн, что является основанием для обязательного принятия решения о неплатежеспособности. Но Катерина Рожкова «не заметила» этого, не смотря на то, что эти данные регулярно поступают и в НБУ, и публикуются на сайте, равно как и не вспомнила норму Закона и того, что акты НБУ не дают банкам послабления в части этого норматива, в отличие, например, от норматива Н2 адекватность капитала. Когда надо (кому-то) НБУ ведет себя обезьянка: «ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не скажу».

Однако не только украинские банки Ивана Фурсина отметились в столь специфических схемах и событиях.

АО «TRASTA KOMERCBANKA», совладельцем которого является Фурсин, в 2016 году был лишен банковской лицензии Европейским центральным банком, в том числе за систематические нарушения в сфере борьбы с отмыванием средств, а в 2017 был признан неплатежеспособным и началась процедура банкротства и ликвидации из-за невозможности банка рассчитаться по всем заявленным требованиям кредиторов.

В июне 2018 года главе Банка Латвии Илмару Римшевичу (Ilmārs Rimšēvičs) выдвинули обвинение в получении взятки, а предпринимателю Мариcу Мартинсонсу (Māris Martinsons, в определенных кругах известен под прозвищем “Квадрат”) — в пособничестве при получении взятки. Речь идет о деле, связанном с ликвидируемым в данный момент Trasta komercbanka. как сообщает Skaties.lv, в выдвинутом прокурором Виорикой Йиргене обвинении фигурирует эпизод, в котором Римшевич и Мартинсон получили взятку в размере 250 000 евро, хотя договаривались о более крупной сумме — 500 000 евро. В частности, согласно материалам дела, в 2010 году акционер AS Trasta komercbanka оплатил Римшевичу поездку на Камчатку. В ответ благодарный шеф центробанка смог добиться того, чтобы FKTK принимала дальнейшие решения в пользу Trasta komercbankа.

Второй эпизод датирован 2012 годом, когда акционеры Trasta komercbanka осознали, что дела снова идут не в том русле, как им бы того хотелось.

Тогда они договорились с Мартинсонсом, у которого были хорошие отношения с Римшевичем. Бизнесмен передал главе Банка Латвии взятку в размере 250 000 евро, хотя изначально оговоренная сумма взятки составила 500 000 евро. По договоренности, взятку планировалось передавать по частям.

По сведениям прокуратуры, за посредничество в передаче взятки Мартинсонсу полагалось 10% от суммы. Римшевич продолжал консультировать акционеров Trasta komercbanka, в результате чего FKTK отменила ранее введенные в отношении коммерческого банка ограничения, но при этом ввела новые. Это не устроило акционеров, поэтому они отказались платить вторую часть взятки в размере 250 000 евро. Акционеры Trasta komercbanka освобождены от уголовной ответственности в связи с этим делом, поскольку сами обратились в правоохранительные органы.

Экспортировали отмывание денег даже в США. Так, материалы расследования против американского политтехнолога Пола Манафорта показали, что с помощью компаний связанных с Иваном Фурсиным ( Lucicle Consultants, Mistaro Ventures) Пол Манафорт получил на оффшорные счета 1,3 млн долларов США, при этом по схеме, которая помогала Манафорту скрывать эти средства от властей в США.

Криминальная история Trasta komercbanka не закончилась с началом ликвидации банка. 30 мая 2018 года был убит Мартиньш Бункус, администратор неплатежеспособности Trasta komercbanka (ТКВ), занимавшийся его ликвидацией. Одна из основных версий следствия – именно дело Trasta komercbanka, Как пишут латвийские СМИ, на сегодняшний день правоохранительные органы рассматривают версию убийства Бункуса по заказу «азербайджанских бизнесменов, чьи деньги пропали в этом банке».

ОРД


facebook twitter Google Plus rss


Последние обновления

следи за нами социально

facebook twitter Google Plus ЖЖ rss