заглянуть на тёмную сторону

-
Андрей Онистрат

Как банкир Андрей Онистрат пытается избежать тюрьмы.

У Фонда гарантирования вкладов появилась возможность привлечь к ответственности собственника одного из неплатежеспособных банков. Владелец банка «Национальный кредит» Андрей Онистрат (на фото) и группа лиц подозреваются в растрате почти 600 млн грн. «Бегущий банкир» Онистрат заявил, что никуда не убежит, а поскольку залог в $1 млн оплатить не может, то оспорит меру пресечения, пишет в интернет-издании FinClub Виктория Руденко.

Угроза срока с конфискацией

Столичные правоохранители 20 августа сообщили группе бывших должностных лиц ликвидируемого сейчас банка «Национальный кредит» о подозрении в растрате 597 млн грн. В этом преступлении подозреваются бывшие председатель набсовета, председатель правления, советник главы правления и специалист отдела банка. Главой набсовета «Нацкредита» тогда был собственник банка Андрей Онистрат, руководителем – Игорь Клименко, которого еще в конце 2016 года обвинили в махинациях на сумму 3,6 млн грн. В Фонде уверяли, что Игорь Клименко подписал между банком и коммерческой структурой заранее убыточные договоры об открытии кредитной линии по заниженной «в десятки раз» кредитной ставке.

Нынешнее уголовное производство тянется с апреля 2015 года. Следователи установили, что экс-руководители выводили средства из банка на подставных лиц при помощи корсчета, открытого в лихтенштейнском Bank Frick & Co AG. Им инкриминируют совершение преступления по ст. 191 ч. 5 УК «Присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением в особо крупных размерах», санкция по этому пункту предусматривает лишение свободы на срок от 7 до 12 лет с конфискацией имущества.

В судебных материалах очерчены контуры схемы. У банка «Национальный кредит» был открыт корреспондентский счет в Bank Frick & Co AG, на котором к моменту введения временной администрации находилось $25,47 млн. Счет открывался для проведения клиентских межбанковских платежей, а валюта принадлежала банку. Однако окончательным получателем и распорядителем средств корсчета был не банк, а лично Андрей Онистрат. «Указанный счет был открыт главой набсовета банка, что подтверждается соглашением о хранении документов в Bank Frick & Co AG от 07.06.2013. Он непосредственно имел доступ с правом осуществления соответствующих действий по корреспондентскому счету как соответствующий представитель банка в его интересах», – говорится в материалах суда.

После введения временной администрации уполномоченное лицо ФГВФЛ инициировало перевод денег с корсчета «Нацкредита» в Bank Frick на корсчет в Укргазбанке. Но операция не была проведена. Как пояснили в иностранном банке, «в невыясненную дату по распоряжению председателя наблюдательного совета Андрея Онистрата по предварительной договоренности с другими должностными лицами банка был заключен фиктивный кредитный договор на неизвестную сумму, но не менее чем $25,47 млн, на неизвестный банку срок», залогом по которому выступали средства на корсчете.

За Bank Frick оставалось право на списание средств в случае невыполнения обязательств перед ним. «В банке отсутствуют решения, протоколы, документы коллегиальных органов, которыми могло бы оформляться решение о заключении договора залога с Bank Frick и предоставление права третьему лицу единолично обращать взыскание на средства банка, что противоречит требованиям законодательства», – сообщили правоохранители суду. Более того, валюта в Bank Frick не была отражена в отчетности банка как обремененные средства.

В июле 2017 года представители Главного следственного управления обратились к следственному судье с ходатайством о временном доступе к оригиналам документов в Bank Frick. Речь идет о документах, связанных с компаниями Europa Trading L.P., Eastmond Sales LLP, Universal Trading L.P.: договоры кредитования, информация о движении средств, контракты, которые предоставлялись банку и прочее. «Из ответов Bank Frick от 25.06.2015 и 23.12.2015 установлено, что $25,47 млн на корсчете, открытом для ПАО «Банк Национальный Кредит», были размещены под залог кредитных договоров компаний Eastmond Sales LLP, Europa Trading LP, Universal Trading LP на общую сумму $40 млн, согласно которым были заключены договоры залога с владельцем счета ПАО «Банк Национальный Кредит». При этом банк не имеет никаких подтверждающих документов, которые свидетельствовали бы о предоставлении этих средств под залог», – говорится в материалах.

Публичность как козырь

Досудебное следствие продолжается: сторона обвинения запросила для «организатора» схемы денежную меру пресечения. Защита Андрея Онистрата, в которую входит старший партнер юрфирмы «Ильяшев и Партнеры» Михаил Ильяшев, сразу же оспорила залог в 27 млн грн. В качестве аргументов Андрей Онистрат отметил, что у него на иждивении находится восемь человек: старший сын Остап (17 лет), средняя дочь Соломия (9 лет), младший сын Михаил (7 лет), младшая дочь Мирослава (4 года), супруга Валентина, которая сейчас беременна четвертым ребенком, отец и мать экс-банкира (75 и 79 лет соответственно), бабушка 1926 г.р.

«Учитывая все эти обстоятельства, мы подготовили документы о том, что нет рисков, что я куда-то скроюсь. Кроме того, я член Национального олимпийского комитета от Федерации триатлона и вице-президент Федерации триатлона, которая отвечает за любительский триатлон. Все эти аргументы мы подготовили для того, что апеллировать позиции обвинения о том, что меня надо до заседания суда лишить свободы и взять под стражу. Прокуроры просили невозможное и получили максимум – решение судьи Печерского суда о том, что мне необходимо внести залог в $1 млн. У меня нет миллиона долларов сейчас, и я не могу внести залог, мне даже не у кого его попросить», – сказал Андрей Онистрат.

Но он сдал два своих загранпаспорта и уже получил повестку на ознакомление со следующим ходатайством о новом рассмотрении обеспечительной меры.

Управляющий партнер адвокатского объединения Suprema Lex Виктор Мороз отмечает, что в Украине законодательно не регламентирован механизм установления размера залога по уголовным преступлениям. «Обычно размер залога определяется исходя из ущерба, рассчитанного следователем. Очевидно, следствие считает, что кредиторам и вкладчикам банка «Национальный кредит» причинен ущерб в размере 27 грн грн, чем и обусловлен такой размер залога. В кредиторские требования включаются задолженность перед Нацбанком, вкладчиками и другими клиентами банка, его сотрудниками, а также другими кредиторами. Поэтому задолженность банка перед кредиторами вполне может составлять 27 млн грн, но это не означает, что действия главы набсовета банка причинили ущерб именно в размере 27 млн грн, то есть сумма залога может быть завышенной», – поясняет Виктор Мороз.

Экс-собственник банка не считает себя виновным. «Главное следственное управление подозревает меня в совершении преступления по ст. 191 ч. 5 – в разворовывании денег банка «Национальный кредит». Бред этой фразы в том, что получается, что я украл у самого себя!» – прокомментировал обвинение Андрей Онистрат. Но если бы средства с корсчета не исчезли, их направили бы на выплату вкладчикам банка «Нацкредит»: значит, кража денег с корсчета, если она была, – это кража денег не банка, а его клиентов. И ФГВФЛ пришлось покрывать эту недостачу (в рамках выплаты гарантированных вкладов) из госбюджета.

В своем видеоблоге Андрей Онистрат отметил, что, согласно заявлениям обвинения, он был среди тех, кто «вступил в сговор в неустановленном месте в неустановленное время неустановленным способом». «Ни единого показателя, ни единого свидетеля того, что это я сделал. Только Онистрат сделал, потому что он плохой, потому что он руководитель банка, потому что он бенефициар. Это полностью неадекватное восприятие того, что происходит, без какой-либо доказательной базы. Дела нет!» – уверен Андрей Онистрат.

Он также ссылается на то, что уголовное производство открыто 30 апреля, то есть за полтора месяца до введения временной администрации. «Временную администрацию ввели в банк и физически отстранили меня от руководства банком аж в июне. Полтора месяца разница», – возмущен Андрей Онистрат. При этом именно 30 апреля вышло постановление НБУ № 300/БТ, которое, по словам экс-банкира, полностью парализовало работу банка. Банку запретили выдавать кредиты, проводить операции с ценными бумагами, инсайдерами и акционерами, проводить замену залогов, привлекать вклады.

Примечательно, что сразу после введения временной администрации в банк «Национальный кредит» 5 июня 2015 года сам Онистрат не исключал уголовного преследования и признавал, что ему пришлось отдать большую часть терминалов «Банк 24 Национальный кредит» за долги: «В результате банкротства банка у меня рождается бесконечное количество личных обязательств и очередь кредиторов. Я – банкрот! Сложно, когда у тебя большие яйца, написать у себя на лбу зеленкой: «Я – банкрот!». Яйца становятся меньше».

Наказание без наказания

Банк «Национальный кредит» – не единственное учреждение, которое, как утверждают в Фонде гарантирования, использовало корсчета в иностранных банках для вывода средств. Схема была довольно распространенной: средства клиентов банка на корсчетах в иностранных банках выступали залогом по кредитам, выданным компаниям-нерезидентам, связанным с владельцами украинских банков, и в дальнейшем списывались из-за непогашения кредитов.

Двумя самыми известными участниками этих схем стали австрийский Meinl Bank Aktiengesellschaft и лихтенштейнский Bank Frick & Cо AG. С австрийским банком сотрудничали «Таврика», Терра Банк, АКБ Банк, Городской коммерческий банк, «Киевская Русь», Пивденкомбанк и Экспобанк. А через Bank Frick работали Энергобанк и «Национальный кредит».

В Фонде гарантирования вкладов ранее подсчитали, что через Meinl Bank было выведено $361 млн, а через Bank Frick – $166 млн. Правда, пока никто из собственников или руководителей этих банков не понес серьезного наказания. Экс-руководитель банка «Таврика» Анатолий Дробязко получил пять лет условно, бывший руководитель Энергобанка Алла Вольская – три года условно. «Доказать реальную вину собственников или топ-менеджмента банка в махинациях с корсчетами достаточно сложно, что обусловлено сложным корпоративным управлением в банковских структурах. Решение о перечислении средств на зарубежные счета принимается руководителем банка не единолично, а коллегиально на уровне правления на основании рекомендаций комитетов банка. Таким образом, те случаи, когда руководители банков все-таки получили условные сроки, обусловлены сделкой со следствием, на которую пошли либо сами эти руководители, либо другие менеджеры соответствующих банков», – считает Виктор Мороз.

Он не исключает варианта, что до выборов ни одного обвинительного приговора не будет, а «после выборов мы можем узнать, что банки были выведены с рынка незаконно и подлежат восстановлению на рынке с компенсацией их собственникам причиненного ущерба».

Апелляция на меру пресечения должна быть рассмотрена 4 сентября в Апелляционном суде Киева, параллельно следователи по согласованию с ГПУ внесут на рассмотрение Печерского районного суда Киева новое ходатайство о мере пресечения Андрею Онистрату.

Виктория Руденко, FinClub


facebook twitter Google Plus rss


Последние обновления

следи за нами социально

facebook twitter Google Plus ЖЖ rss