заглянуть на тёмную сторону

-
Виктор Орбан и  Владимир Путин

Борьба за власть толкает Виктора Орбана в цепкие объятия Путина.

Правые у власти в Польше и в Венгрии. Однако Варшава поддерживает Украину, а официальный Будапешт занял промосковскую позицию. И не потому, что Виктор Орбан является русофилом или ярым адептом путина. Скорее речь идет об умелой манипуляции разными идеологическими клише и стереотипами, в том числе и имперскими, пишет Юрий Васильченко в издании depo.ua.

Партия "Фидес" победила на парламентских выборах в Венгрии со значительным отрывом от оппозиции. Выступившей общим фронтом с единым кандидатом Петром Марки-Зайем, однако это не помогло. Таким образом, Виктор Орбан в четвертый раз возглавил правительство своей страны. В венгерской политике он – долгожитель, начал карьеру еще в подсоветские времена. Громко заявил о себе в 1989 году, требуя свободных выборов и вывода оккупационных войск СССР с территории своей страны. Сейчас немногие помнят, что в начале карьеры Орбан был либералом, получал стипендию Фонда Джорджа Сороса. Впоследствии американского миллиардера венгерского происхождения Орбан сделал своим главным противником. Связывая с ним своих критиков и политических оппонентов. И на последних по времени выборах тоже. Как шутят знатоки венгерской политики, Орбан популярен до тех пор, пока жив Сорос.

С середины 1990-х "Фидес" радикально сменила идеологию на правоконсервативную. И это сразу принесло значительный результат – партия в 1998 году на выборах получила 44%, а ее лидер впервые возглавил Кабинет министров. Его правительство провело ряд социально-экономических реформ, при его первой каденции Венгрия стала членом НАТО. Однако уже тогда Орбан проявлял авторитарные склонности – стремился снизить влияние парламента на правительство и повысить влияние премьера. Такие намерения вызвали серьезное сопротивление оппозиции, которая смогла отстранить "Фидес" от власти на выборах 2002 года. Орбан с поражением не смирился и ушел в жесткую оппозицию к леволиберальным политикам.

В начале 2000-х он перешел на националистические позиции, часто прибегал к откровенным спекуляциям на исторической тематике. Так, в 2009 году в выступлении перед этническими венграми Словакии назвал их "государственной общностью" Венгрии, чем вызвал беспокойство словацкой власти. Похожа была его риторика и по отношению к венграм в Сербии, Румынии, Украине. То есть Орбан разбудил в венгерской нации фантомные воспоминания о ее имперском величии. И это снова принесло результат, – с 2010 года он неизменный премьер-министр своей страны.

Раздача паспортов, политическая поддержка венгроязычных национальных меньшинств в соседних государствах, даже если эти меньшинства и не нуждались в навязчивой опеке (например, среди венгров Румынии политика Орбана не пользуется значительной популярностью), жонглирование историческими фактами в пользу своей нации… Это напоминает "русский мир" — где говорят на русском, там россия и там надо защищать "соотечественников". Поэтому Орбана в известной степени можно назвать учителем путина.

Почему в Евросоюзе так толерантно относились к Орбану с его националистическими выпадами? Деятельность премьера Венгрии и идеология его партии точно не нравятся многим политикам в Европе и они неоднократно высказывали свои претензии к официальному Будапешту, но в ЕС не вмешиваются во внутреннюю политику стран-членов. Сменить власть у себя должны сами венгры, но делать этого они не хотят. Причин несколько.

Опрос перед выборами, проведенный оппозиционным институтом Republikon, показал, что 28% работающих венгров в случае победы "Фидеса" рассматривают возможность эмиграции. Однако, как мы видели, каких-либо существенных акций протеста после выборов в Венгрии не было. Это может свидетельствовать о том, что за 12 лет бессменного правления Орбана в венгерском обществе укоренилось чувство безальтернативности этому политику. Проще говоря, голосуй, не голосуй, все равно получишь Орбана. Такая ситуация не способствует гражданскому активизму.

Еще одна причина успехов друга путина в Европе – отсутствие харизматичных лидеров среди оппозиционеров. Петер Марки-Зай стал лидером единой оппозиции на праймериз. И то благодаря тому, что популярный среди венгров левый мэр Будапешта Гергель Карачонь отказался от участия во втором туре праймериз в пользу Марки-Зайа. То есть в современной венгерской политике нет демократического лидера, который мог бы тягаться с авторитарным Орбаном.

Третья причина – централизация медиапространства. Венгерский парламент при власти "Фидеса" принял несколько законов, которые существенно урезают свободу слова. Правительство способствовало переходу контрольных пакетов акций медиахолдингов в руки лояльных к нему богачей. В конце концов возник Центрально-Европейский фонд прессы и медиа ( KESMA ), он держит под правительственным влиянием около 500 частных медиа. То есть, из штаба "Фидеса" указаний не дают, темников не предъявишь, но владельцы СМИ и без них способствуют правительственной информационной политике. Поэтому неудивительно, что на прошедших выборах доступ к политической рекламе у участников гонки был неравномерным. Отсюда и результат. Относительно зачистки медиапространства под интересы правящей верхушки учителем Орбана уже оказался путин.

В ЕС слишком давить на венгерского лидера опасаются, понимая, что ради сохранения своей власти он способен инициировать выход Венгрии из Евросоюза. На что уже намекает. Точнее, речь не о выходе, потому что без европейской экономики страна быстро пойдет ко дну, а о шантаже выходом из ЕС. В течение нескольких лет Брюссель пытается найти управу на Орбана. Последний шаг – внедрение механизма замораживания расходов бюджета Европейского Союза для Венгрии. Это прозвучало как угроза официальному Будапешту, но Орбан использовал ее себе на пользу. Равно как и давление со стороны лидеров ЕС по поводу осуждения агрессии россии против Украины. Кампания "Фидеса" строилась на простых противопоставлениях: если к власти придут левые, ориентирующиеся на Сороса и "брюссельских бюрократов", Венгрия будет вовлечена в войну, если партия Орбана – тогда венграм ничего не угрожает. И это сработало.

Как дальше поступят в Брюсселе с венгерским правителем, сказать сложно, учитывая институциональную слабость и медлительность европейской системы принятия решений. Но точно можно утверждать, что отношения Киева и Будапешта переживают самый сложный этап. Орбан видит во Владимире Зеленском оппонента, потому что наш президент очень жестко критикует политику Венгрии. Орбан подыгрывает Москве, не поддерживает энергетическое эмбарго, за газ Венгрия готова платить рублями. Вместе с тем, против подавляющего большинства санкций венгерские власти не выступают. Точнее, Баба Яга против, но куда деваться, должна соглашаться.

Что-то похожее Орбан будет демонстрировать и в отношениях с Киевом в дальнейшем. Он не адепт кремля, просто для мобилизации собственного электората ему было выгодно занять именно такую позицию. Мы ее справедливо воспринимаем как антиукраинскую, но действительно опасность для себя Орбан видит не в Украине, а в Брюсселе. Ведь не мы, а еврочиновники могут, если захотят, вызвать экономические проблемы в Венгрии. Орбан будет вредить нашему присоединению к ЕС, пока не покажет своим избирателям, что заставил Зеленского уступить в вопросах венгерского меньшинства в Украине. Другое дело, стоит ли теперь уступать.

Юрий Васильченко, depo.ua

Читайте также: Венгерский гамбит Владимира Путина

Чтобы не пропустить самое важное, подписывайтесь на наш Telegram-канал.


facebook twitter Google Plus rss



Последние обновления

следи за нами социально

facebook twitter Google Plus ЖЖ Telegram rss