заглянуть на тёмную сторону

-

Репортаж с гущи событий.

В полдень понедельника, 3 августа, 32-летний Сухроб Каримов зашел в отделение банка «Универсал» в киевском бизнес-центре «Леонардо». Он объявил, что в его рюкзаке лежит взрывчатка и что он берет сотрудников в заложники. Через несколько минут улицу оцепила полиция — тогда Сухроб потребовал, чтобы к нему привезли журналистов. Каримов не просил денег или транспорт, но настаивал, что должен объяснить свои действия на камеру. Операцией по освобождению заложников руководили сотрудники СБУ — они и вызвали журналистов на место событий. Главный редактор «Бабеля» Евгений Спирин и корреспондент Мария Жартовская явились к отделению банка и два часа наблюдали, как СБУ готовит и проводит операцию. Последнюю заложницу освободили в 15:00, а Сухроба Каримова задержали. Вот как это происходило.

1.

В час дня, когда новость о террористе уже появилась во всех медиа, Мария Жартовская решила разузнать подробности случившегося у одного из своих источников в СБУ. Вместо комментария он предложил приехать на место событий — мол, захватчик требует журналиста, «а лучше двух». Мария Жартовская и Евгений Спирин отправились к банку. К этому времени улицы вокруг бизнес-центра «Леонардо» уже перекрыла и оцепила полиция. Журналистов не пускали дальше ограждения на перекрестке улиц Владимирской и Богдана Хмельницкого. От перекрестка к Крещатику тянулась пробка. Спирину пришлось выйти из такси и пойти пешком. Жартовская шла из редакции — на улицах, прилегающих к Богдана Хмельницкого, быстро образовались пробки. К «Леонардо» шел и журналист «Громадського» Богдан Кутепов. У оцепления нас с журналисткой «НВ» встретил сотрудник СБУ и провел за заградительную ленту, Кутепов остался за периметром.

Через дорогу от отделения банка, которое захватил «террорист», находится Шевченковская районная администрация — там разместили штаб операции. В холле здания с колоннами толпились люди: полиция, Национальная гвардия, журналист телеканала ZIK Андрей Лащ, съемочные группы «1+1» и «112». Мужчина в синей футболке проводит инструктаж. Это генерал-майор Олег Головаш — начальник Главного управления СБУ в Киеве и области, он отвечает за планирование операции.

― Значит так, господа журналисты. Объясняю: он будет выдвигать требования, а вы кивайте. Пусть озвучивает, что ему там нужно. Как работать, я вам расскажу позже. Наша задача следующая — создать толпу, дезориентировать террориста и обезвредить его, когда он замешкается. Главное — не делайте резких движений.

Как только заканчивается инструктаж, из-за колонны появляется запыхавшийся Кутепов:

― Я ленту приподнял и как побежал! Пока никто не видел. Бегу, раз вслед никто не кричит — значит, можно. Зашел в здание. Хотел сверху улицу сфоткать, поднялся на этаж, а там снайпер. Решил не фоткать.

В холле становится еще больше людей, мужчина в синей футболке просит зайти всех в комнату для совещаний. В комнату проходят журналисты, патрульные, спасатели, пожарные, Нацгвардия, сотрудники «Альфы», глава патрульной полиции Юрий Зозуля. Головаш просит всех сесть.

― Так, у нас тут должны остаться только руководители групп. Остальных прошу выйти. Сейчас будем планироваться. Журналисты, вы пойдете внутрь здания. С вами пойдут сотрудники «Альфы». Они как бы тоже журналисты. Бейджики мы им уже печатаем. Одно из требований захватчика — чтобы все было в прямом эфире. Но не начинайте стримы, пока мы не скажем, что можно. Пока вы будете задавать вопросы, сотрудник «Альфы» захватит террориста. Есть информация, что к его ноге привязан трос и если он ногой дернет — все взорвется. Потому, как только мы крикнем: «Ложись», сразу падайте на землю.

Другой сотрудник СБУ с ноутбуком в огромном чемодане докладывает:

― Товарищ генерал, мы установили связь. Ну, то есть подключились к вебкам внутри. Теперь мы можем все видеть.

― И где это мы можем видеть? Вы что, в интернет транслируете?

― Почему в интернет. Все секретно. Мы в Viber нам транслируем.

Головаш одобрительно кивает и продолжает инструктаж:

― Так, журналисты, нужно ваше согласие на участие в операции, что вы осознаете риски и все прочее. Все согласны?

Журналисты мычат. Все согласны.

― Хорошо. Поехали дальше. Заходим группой, первый идет тот, кто несет кофе. Террорист попросил два кофе. Потом за ним идут ряженые, а за ними идут журналисты, в смысле настоящие журналисты. Рассаживаемся, задаем вопросы, транслируем все. На улице будет спецназ СБУ, пожарные и спасатели. Рации у всех есть?

Встает человек в штатском:

― Никак нет, товарищ генерал, раций нет у подразделений…

― Что значит нет раций? Ну, так выдайте им рации, или где?

― Есть! Выдадим.

Достаю телефон, чтобы снять совещание, сзади по спине меня хлопает мужчина в форме:

― Парень, не надо тут стримить. У нас секретная операция. В эфир можно только по команде, когда все готово будет.

Прячу телефон. У Головаша звонит телефон, он отвечает на звонок:

― Да, слушаю. Да! Понял, принял.

2.

Корреспондентка «Бабеля» Мария Жартовская пришла на место, но не смогла пройти через оцепление. Сюда же, на Богдана Хмельницкого приехал минибус с военными номерами. Двое мужчин в военной форме начали устанавливать аппарат, который, скорее всего, глушит связь. Комментарии журналистам ни они, ни полицейские не давали.

К оцеплению прорвался пожилой мужчина с маской на подбородке. Он становился перед камерами, громко возмущался и требовал дать ему слово.

– Я тут четыре месяца зарплату не получаю, покажите это! Это все Зеленский!

Журналисты отмахивались от него, полицейский в жилетке «Полиция диалога» пытался мужчину успокоить. К перекрестку подъехал огромный серый автомобиль с надписью «Полиция специального назначения». Пенсионер не унимался:

– Сколько камер! Это на какие деньги у вас все эти камеры! Землю идите пахать!

– А что ж вы не пашете? — не выдержал один из журналистов.

– Я?! Я пашу!!!

3.

В комнате для совещаний генерал поговорил по телефону.

― Первый звонил. Пора начинать, через 10 минут. Еще раз все проверяем: кто прикрывает, кто накрывает. Сначала кофе, потом «Альфа», за ними журналисты. Если взрыв ― сразу на пол. Главное — не сделайте так, чтобы у него вместо одного заложника стало десять и он не потребовал миллион долларов и самолет в «Борисполе». Наша задача — освободить заложницу, сотрудницу банка, а не дать ему возможность улететь из страны. Рации есть?

Со стула снова встает тот же человек в штатском:

― Никак нет, товарищ генерал, раций нет у следующих подразделений…

― Вы что издеваетесь? Я сказал обеспечить всех рациями, чтоб в руках держали. А еще нужен ноутбук, телефон и автобус. Это есть?

― Никак нет, товарищ генерал.

― Да что же это такое!

Головаш, а следом за ним и все остальные руководители групп выходят в холл, за ними идут журналисты. На выходе из здания стоят несколько спецназовцев с автоматами и в полной экипировке. Головаш еще раз объясняет, что и как делать:

― Выходим сейчас, пересекаем улицу, подходим к зданию, по команде заходим в отделение банка. Дальше вы знаете. Вперед.

Спецназовцы открывают дверь и идут к зданию бизнес-центра. За ними — колонна журналистов. У здания центра уже стоят несколько спецавтомобилей, пожарная машина, улица оцеплена, вдалеке на перекрестке Хмельницкого и Владимирской толпятся журналисты и зеваки. Головаш подводит нас к центральному входу в «Леонардо» и показывает на невзрачные двери сбоку:

― Нам вот туда. Заходим, но по команде. А теперь считаем, сколько нас? Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь… Итого — 13. Как апостолов. Давай вперед с камерой.

Вперед проходит человек, топчется на месте, оступается. Головаш недовольно смотрит на него:

― Так, понятно, другой пойдет.

В это время человек в штатском, тоже по всей видимости сотрудник СБУ, обращается к сотруднику:

― Толя, ты долбо*б, уйди в сторону, другого найдем.

Спецназовец открывает боковые двери и запускает внутрь здания журналистов. Головаш считает, сколько зашло, и уходит. Когда заходят журналисты «112», ZIK и NewsOne, другой сотрудник СБУ преграждает путь мне, журналистке «НВ» Елене Пашковской и Богдану Кутепову.

― А вы внутрь не пойдете.

― Это почему это? Мы тоже хотим террориста посмотреть, сами позвали.

― Не пойдете и все! Вы ж не ZIK.

В пяти метрах от входа в бизнес-центр толпится КОРД. Один из сотрудников кричит: «Трансляха пошла». СБУшники достают телефоны и включают стрим телеканала из здания. На видео захватчик Сухроб Каримов сидит в отделении банка, а журналисты задают ему вопросы. Террорист говорит, что недоволен президентом Владимиром Зеленским и хотел бы, чтобы планетой управлял «Святой Дух», то есть он сам.

Слева от здания выстраивается спецназ, они готовятся зайти внутрь — на помощь «Альфе», которая скрутит террориста. За спецназом сразу взрывотехники. Они должны проверить, нет ли в здании взрывчатки. Один из журналистов внутри подтверждает, что у Каримова на ноге трос, который привязан к бомбе.

Мы все еще пытаемся пройти внутрь, но СБУшник нас не пускает:

― Отойдите на безопасное расстояние, нечего тут стоять, сейчас начнется секретная операция, никто не должен знать о ней. Вон спецназ уже возле здания. Это секретно и не нужно снимать. Никто не должен знать о штурме.

В это время в эфире ZIK, который включен у СБУшника на телефоне, ведущая говорит: «Итак, сейчас «Альфа» начинает штурм!» Из здания выбегают журналисты, кто-то кричит: «Стрелять, стрелять!» Корреспондент ZIK Андрей Лащ, спотыкаясь, отбегает на пару метров от дверей, в здание забегает спецназ. Лащ тут же включается в прямой эфир: «Сейчас мы вам покажем, как задерживают киевского террориста! Это прямо в эфире!» Из дверей банка выводят Каримова, журналисты снимают, фотографируют. Террориста запихивают в синий микроавтобус и увозят. Лащ с оператором подходит к Головашу и начальнику Киевской полиции Андрею Крищенко:

― Ну, вы, прямо сказать, на 12 отработали! На пятерку! А вот скажите, могли бы его ликвидировать, если бы понадобилось?

Головаш кивает:

― Спасибо. Мы делаем все для безопасности.

Из здания следом за спецназом вышла начальница отделения банка Наталья Чучупака. Это она почти три часа беседовала с захватчиком. По ее словам, Каримов пришел в отделение около 12:00, угрожая, что в его сумке взрывчатка. Чучупака сначала подумала, что это шутка:

― Сказал, что нужно вызвать полицию, потому что у него бомба. Я вообще подумала, что это шутка. Денег он не требовал.

Чучупака рассказала, что сначала Каримов вел себя «немного агрессивно», но затем его поведение изменилось, и они «говорили о погоде, звездах и животных». Журналист Богдан Кутепов расстроился, что так и не смог зайти внутрь:

― Может, мы рожами не вышли.

Все это время за ограждением стояли журналисты, которых вообще не пустили к зданию. К ним вышел «уполномоченный представитель СБУ» Сергей Пунь — заместитель руководителя по вопросам реформирования СБУ.

― Операция проведена успешно, злоумышленник задержан.

Пунь на всякий случай несколько раз подчеркнул, что руководство спецоперацией взяли на себя СБУ в координации с Национальной полицией. На остальные вопросы журналистов, которые те задавали наперебой, Пунь не ответил. Около 15:15 полиция сняла оцепление, взрывотехники подтвердили, что взрывчатку не нашли. Журналисты включались в эфиры и писали перебивки к вечерним сюжетам. «Толя», которого не пустили в здание, стоял рядом с грустным лицом. Его коллега по службе толкал локтем в бок:

― Вот, Толя! Я говорил, что ты долбо*б. Могли бы сейчас у тебя все интервью брать.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал.


загрузка...


facebook twitter Google Plus rss


загрузка...


Последние обновления

Заместитель главы украинской делегации в ТКГ Витольд Фокин считает, что можно использовать мандат Совета безопасности ООН и сформировать "международное временное правительство" на неподконтрольных Украине территориях Донбасса для проведения там местных выборов. Российских наемников Фокин назвал "повстанцами".

Во время проведения конференции партии "Оппозиционная платформа - За жизнь" в коттеджном поселке Совиньйон под Одессой полиция задержала полсотни молодых людей, чтобы избежать конфликта.

следи за нами социально

facebook twitter Google Plus ЖЖ Telegram rss
загрузка...

лонгриды