заглянуть на тёмную сторону

-

Аятоллы запросили у Путина слишком высокую цену за возможность разрушать украинские города.

Горе от конспирологии

Автор фундаментального произведения русской словесности «Горе от ума» Александр Грибоедов закончил свой жизненный путь в дипломатической миссии в Персии. Там, в 1829 году, его убили религиозные фанатики. Секретарь Совбеза России и выразитель идей советского фанатизма Николай Патрушев на этой неделе посетил Тегеран на фоне стремительного сближения России и Ирана. В Тегеране Патрушев встретился с президентом Ибрахимом Раиси и секретарем высшего совета национальной безопасности Али Шахмани. Патрушев благополучно вернулся домой. Но вряд ли он мог легко добиться нужного результата — иранского оружия для России, позволяющего ей отсрочить поражение в Украине и дотянуть до переговоров, пишет заведующий отделом Национального института стратегических исследований (НИСИ) Алексей Ижак на сайте ZN.ua.

Между Ираном и Россией много общего, что толкает их ближе друг к другу в ущерб иным отношениям. Текущую стратегию обеих стран определяет конспирология, указывающая на экзистенциальную угрозу, надвигающуюся на них отовсюду — «сионизм» в случае Ирана и «англичанку» в случае России. Внутреннее сопротивление действующей власти, возникающее по любым банальным причинам, неизменно объявляется терроризмом, спонсируемым внешними врагами. Одновременно действия иранской и российской властей в достижении их иррациональных конспирологических целей вполне рациональны и обеспечены ресурсами.

Тем не менее сближение Ирана и России создает проблемы в том числе конспирологического свойства. Иран взялся помочь России в борьбе с «англичанкой», Россия в обмен вынуждена втягиваться в борьбу с «сионизмом». Возникает гремучая конспирологическая смесь, когда Россия и Иран ведут одновременную войну со своими злейшими врагами, в реальности которых они уверены — «сионистом Алиевым» и «фашистом Зеленским».

Иран, сохраняющий остатки демократии, может еще в состоянии почувствовать опасность чужой конспирологической болезни для собственных текущих интересов. В этом случае Россия иранские баллистические ракеты для войны с «англичанкой» вряд ли получит. Но если все же получит, это будет означать, что Иран готов пожертвовать очень многим, чтобы заразить Россию борьбой с «сионизмом». Но в любом случае российско-иранскую конспирологическую ось не ждет ничего, кроме фиаско. Наиболее прозорливая полуось (а то и обе сразу), вероятно, попытаются вовремя выпасть.

Сложная, но реальная политика

Сложный баланс интересов, созданный в 2015 году, успешным, нужно признать, альянсом Ирана, России и Турции по спасению режима Башара Асада в Сирии, был разрушен дефицитом войск, с которым Россия столкнулась в войне с Украиной. Россия перебросила из Сирии в Украину значительную часть своих войск, и вакуум был заполнен Ираном. Это создало дополнительные угрозы для Израиля.

Чрезмерные аппетиты Ирана в использовании, как ему кажется, возможностей, созданных нападением России на Украину, затронули не только израильские интересы. С прошлого года Иран и Саудовская Аравия при посредничестве Ирака вели консультации о взаимном возвращении посольств, закрытых в 2016 году на фоне возникшего тогда напряжения, мотивированного религиозными факторами. Саудовская Аравия вела свою игру. Она поддержала Авраамский договор 2020 года о партнерских отношениях между Израилем и ОАЭ (третья арабская страна после Египта и Иордании, с которой Израиль нормализовал отношения). Но Саудовская Аравия сама не присоединилась к этому договору, напрягшему Иран, даже несмотря на удары иранских прокси по саудовской энергетической инфраструктуре в 2019 году. Напротив, были запущены консультации о восстановлении дипломатических отношений и прекращении активности проиранских сил против саудовского королевства.

На фоне очередной волны общественных протестов в Иране, возникшей в середине сентября, у Ирана возникли новые претензии к Саудовской Аравии. В Тегеране разглядели саудовский след в провоцировании протестов через СМИ. Затем, в конце октября, в иранском Ширазе было совершено вооруженное нападение на паломников. Ответственность приняло на себя «Исламское государство». После этого, в начале ноября, американские СМИ сообщили о конфиденциальном предупреждении Саудовской Аравии, адресованном США, что Иран готовит нападения на силы США в самой Саудовской Аравии и Ираке. Выглядело так, что Саудовская Аравия сделала шаг в сторону США после игнорирования американских просьб об увеличении добычи нефти и, казалось, демонстративного решения ОПЕК+ об очередном заметном сокращении.

Иран отреагировал на сообщения из Саудовской Аравии отрицанием и обвинением США в попытке «очернить» иранскую власть. Нападений, которые ожидались в течение нескольких дней, не произошло и в течение пары недель. Иран, а также Ирак в качестве посредника, заявили, что восстановление дипломатических отношений с Саудовской Аравией остается приоритетом. Похоже, что Иран боится дать Саудовской Аравии повод сблизиться с Израилем вплоть до формальной нормализации, подобно ОАЭ, Иордании и Египту.

Медийная история с войной Ирана против Саудовской Аравии и США выглядит тактическим маневром в сложном международном взаимодействии. Ни одно из американских посольств в регионе не получало оповещений о состоянии готовности к военным инцидентам. Но это важный маневр. Он говорит о том, что, если Иран сделает ошибочный шаг на других фронтах, другие игроки этим с готовностью воспользуются.

Иран сделал ошибочный шаг, решив, что может безопасно поучаствовать в российском нападении на Украину. Но он еще раньше совершил другое ошибочное действие. Иран уже не первый год угрожает ужасными последствиями и небесными карами соседнему Азербайджану, с которым имеет 765 км общей границы. В обеих странах доминирует шиитское течение ислама, хотя Азербайджан, в отличие от Ирана, — светское государство. Тем не менее фактор религиозной общности оказался второстепенным для Ирана, когда на арене появился Израиль.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев считается в Иране «сионистом». Азербайджан задолго до того, как стало возможным восстановление его территориальной целостности в противостоянии с Арменией, сделал ставку на сотрудничество с Израилем в вопросах вооружений и стратегических коммуникаций. На фоне особых отношений Азербайджана с Турцией роль Израиля в азербайджанских успехах не столь заметна, но она существенна. Азербайджан — второй после Индии получатель израильских вооружений. На него приходится более 15% израильского оружейного экспорта. 40% импорта моторных топлив Израиль получает из Азербайджана. Осенью прошлого года, когда Иран затеял очередные военные учения на границе с Азербайджаном, Ильхам Алиев сделал возле границы с Ираном снимок с израильским дроном.

У Израиля есть стратегический интерес в сотрудничестве с Азербайджаном, определяемый маниакальным стремлением Ирана уничтожить еврейское государство. По разным оценкам, до 40% населения Ирана (25–35 миллионов из примерно 80) — этнические азербайджанцы, компактно проживающие на северо-западе страны у границ с Азербайджаном. В Иране больше азербайджанцев, чем в Азербайджане. Дружба с Азербайджаном создает давление на Иран, делающее его нападение на Израиль крайне рискованным.

Израиль предложил Азербайджану дружбу в сложный для того период, когда до побед в Нагорном Карабахе было еще далеко, и дружба себя оправдала. Тем не менее Азербайджан опасался открывать посольство в Израиле, оглядываясь на реакцию других исламских стран, несмотря на то, что Израиль открыл посольство в Баку еще в 1992 году. После победы над Арменией в 2020 году Азербайджан стал менее зависим от внешнего мнения и начал готовиться к открытию посольства в Израиле.

С победой Азербайджана в Нагорном Карабахе возросла агрессивность со стороны Ирана, сделавшего ставку на Армению, но не ставшего существенно ей помогать в военном отношении. Уже второй год Иран проводит военные учения возле границ и грозит последствиями Азербайджану, если его сотрудничество с Израилем не прекратится. Возможно, тактической целью Ирана является недопущение открытия посольства Азербайджана в Израиле, так же, как в отношении Саудовской Аравии тактической целью является недопущение формального примирения с Израилем. Иран противодействует любой глубинной нормализации отношений между странами ислама и Израилем, условно говоря, большому Авраамскому договору на большом Ближнем Востоке.

Трудно понять почему, но, похоже, Иран решил, что в его тотальной войне с Израилем можно безнаказанно пнуть Украину.

Дорогие иранские ракеты

Иран, имея по крайней мере три фронта реализации его нездоровой озабоченности существованием Израиля — в Сирии, в отношениях с Саудовской Аравией и Азербайджаном — решил принять участие в крупнейшей европейской войне на стороне России. Это участие он декларировал появлением дронов своего производства в вооруженных силах России, воюющих против Украины. Россия хочет получить еще и баллистические ракеты, способные заменить российские «Искандеры», израсходованные за восемь месяцев на разрушение преимущественно гражданских объектов в Украине.

Получение Украиной вооружений от партнеров сопровождается напряженными дискуссиями, по каким именно целям и при каких обстоятельствах оно может быть использовано. Вряд ли этот аспект волновал Иран. Его волновало, что он получит взамен. Как минимум одного результата он добился — Россия утратила баланс в отношениях с Ираном и Израилем. Она уже слишком зависит от Ирана. Теперь он играет Россию, а не Россия играет Иран.

Но дальнейшие шаги в поставках вооружений России несут для Ирана слишком много рисков. Иранские баллистические ракеты, уничтожающие гражданскую инфраструктуру Украины, у которой долгие месяцы этой войны были натянутые отношения с Израилем, трудно будет считать разовой ошибкой, как можно было попытаться сделать с ударными иранскими дронами. Поставка баллистических ракет будет означать, что Иран, не решая никаких своих старых конфликтов, сознательно готов довести до длительной враждебности еще и отношения с Украиной и бросить вызов основным игрокам европейской безопасности, включая ЕС и НАТО.

Иран «словил» Россию на дефиците вооружений и вполне мог выставить запредельную для Ближнего Востока цену — помощь Ирану в продвижении оружейной ядерной программы. Сложно представить, что Иран, научившийся жить в условиях жестких международных санкций, согласился бы предоставить России баллистические ракеты уровня израсходованных российских «Искандеров» просто за деньги.

Цена такого шага для Ирана слишком высока. На кону иранская ядерная бомба. Вряд ли кто-то из игроков сможет принять иное объяснение мотивов Ирана. И вряд ли Иран согласился идти на такой риск, даже если необдуманно ранее давал какие-то обещания на этот счет российскому руководству.

Скорее всего, Патрушев уехал из Ирана ни с чем.

Чтобы не пропустить самое важное, подписывайтесь на наш Telegram-канал.


facebook twitter Google Plus rss



Последние обновления

следи за нами социально

facebook twitter Google Plus ЖЖ Telegram rss