заглянуть на тёмную сторону

-

Семья Асада зарабатывает на наркоторговле более миллиарда долларов в год.

В конце 2018 года греческие власти задержали грузовой корабль, на котором обнаружили марихуану и каптагон на сумму более ста миллионов долларов – доказательство того факта, что на фоне сирийской гражданской войны в Средиземноморье процветает наркоторговля. Расследование в отношении судна выявило целую сеть причастных к поставке преступников, связанных с семейством Асад, ливийской бандой и подставными компаниями, пишет OCCRP.

Тахер аль-Каяли, владелец грузового судна Noka, связан с двоюродным братом Башара аль-Асада и был осужден в Италии за контрабанду краденых машин и яхт. Для организации преступных схем Каяли и другие связанные с Noka лица зарегистрировали подставные компании в Великобритании и других странах. По некоторым данным, груз, который перевозили на Noka, предназначался банде наркоторговцев в восточной части Ливии. Отследив все связи, журналисты выяснили, что малоизвестный наркотик доставляют из Латакии – сирийского порта, находящегося под жестким контролем режима. Крупнейшую партию каптагона, изъятую в Италии летом 2020 года, как и рекордную поставку в истории Румынии, также доставили из Латакии.

Вечером 2 декабря 2018 года грузовое судно Noka отбыло из сирийского порта Латакия и направилось в Восточную Ливию. На борту судна были товары, присланные двумя дамасскими клиентами. Однако ни в одном документе не указано, что на самом деле перевозили на корабле. В контейнерах с двойным дном среди специй, кофе и опилок спрятали наркотики на сумму свыше ста миллионов долларов – гашиш и каптагон, синтетический стимулятор, популярный в некоторых странах Ближнего Востока.

Когда Noka прошла Кипр, на судне отключили автоматическую идентификационную систему – устройство, которое передает данные о местонахождении другим кораблям и помогает избежать столкновений. Однако в береговой охране Греции получили наводку и с помощью самолетов Frontex – Европейской службы пограничной и береговой охраны – 5 декабря перехватили сирийское судно, когда оно проходило остров Крит. После обыска власти конфисковали наркотики и арестовали экипаж из 11 человек.

На тот момент обнаруженный на Noka груз каптагона был крупнейшей изъятой в истории Греции партией, а груз марихуаны стал вторым по величине за последние 25 лет. Это доказывает, что торговля наркотиками в Средиземноморском бассейне процветает с начала «арабской весны» в 2011 году.

«Каптагон» – торговое название лекарственного препарата фенетиллин, разработанного в Западной Германии в 60-х годах для лечения синдрома дефицита внимания, нарколепсии и депрессии. В 80-х годах препарат запретили, однако поддельные таблетки каптагона стали пользоваться спросом на Ближнем Востоке, особенно в странах Персидского залива, таких как Саудовская Аравия, ОАЭ и Катар, а в последнее время – среди сирийских боевиков.

Нынешние таблетки каптагона отличаются от оригинальных – амфетамин смешивают с такими веществами, как кофеин, теофиллин и парацетамол. Однако внешний вид таблеток современные производители сохранили. За логотип – двойную С на каждой таблетке – каптагон называют Abu Hilalain, что в переводе с арабского означает «отец двух полумесяцев».

С момента начала конфликта Сирия стала главным поставщиком каптагона в регионе. В последние годы в портах Ливии, Италии, Греции и Румынии все чаще конфискуют партии каптагона, которые доставляют из Латакии. Самую крупную партию изъяли в июне 2020 года в порту Салерно недалеко от Неаполя – более 14 тонн каптагона на сумму порядка миллиарда евро.

С развитием торговли все чаще стали появляться данные о том, что ей занимаются гражданские лица и военные, связанные с сирийским режимом.

Журналисты OCCRP и IRPI изучили судебные документы по делам в Греции, Италии и Ливии, регистрационные сведения компаний и данные о движении морских судов, а также поговорили с представителями правоохранительных органов и экспертами. Они обнаружили ранее неизвестные подробности о сети сирийских преступников и подставных компаний, связанных с Noka и торговлей каптагоном.

Многие следы ведут в Латакию – сирийский порт на побережье Средиземного моря, который жестко контролирует правительство. Доминирующее положение в городе занимает Четвертая дивизия – элитное формирование сирийской армии, находящееся под командованием Махера аль-Асада, брата президента Башара аль-Асада.

Журналисты выяснили, что в 2015 году владельца Noka, сирийца по имени Тахер аль-Каяли, ныне живущего в Латакии, осудили в Италии за кражу и контрабанду элитных яхт. Он также связан с двоюродным братом Башара Асада Мударом аль-Асадом, чья компания контролирует в Латакии яхтенный причал и туристический комплекс, на территории которого Каяли открыл кофейню.

В судебных документах по делу в ливийском Бенгази также содержатся подробные сведения о деятельности сирийско-ливийской группировки, которой якобы предназначался груз Noka. Четверых предполагаемых членов банды приговорили к расстрелу за причастность к обнаруженному на борту Noka грузу и другим случаям поставки наркотиков в Ливию.

1
Упаковки с таблетками каптагона. Наркотик изъяли у сирийского контрабандиста на границе в турецком городе Рейханлы

Каяли: осужденный контрабандист

Владелец Noka перебрался в Латакию в 2015 году. До этого 60-летний Тахер аль-Каяли жил в Турине с женой-итальянкой и двумя детьми. В Италии Каяли предъявили обвинения в рамках двух уголовных дел.

В 2007 году новостное агентство Adnkronos сообщило, что итальянская полиция арестовала его за руководство группировкой, которая контрабандой доставляла краденые элитные автомобили из порта в нидерландском Роттердаме в другие страны, включая ОАЭ и Японию.

В 2010 году его привлекли к уголовной ответственности за участие в криминальном сообществе и торговлю крадеными товарами, однако позже помиловали.

В 2013-м правоохранительные органы вновь заинтересовались Каяли: судья в Пезаро, города на адриатическом побережье Италии, выдал ордер на его арест. Перед этим полиция провела операцию, в ходе которой раскрыла, как международная банда контрабандой переправляла краденые яхты через Средиземноморский бассейн.

Согласно 163-страничному судебному постановлению, попавшему в распоряжение IrpiMedia, Каяли и еще один гражданин Сирии сотрудничали с итальянскими преступниками, которые похищали яхты в портах страны, а затем доставляли краденые суда в Хорватию, Египет или Грецию.

В итальянской полиции Каяли назвали главарем банды, обвинив в воровстве и сбыте краденого имущества. В январе 2015 года его заочно приговорили к шести с половиной годам тюрьмы.

Однако к тому времени Каяли уже перебрался в Латакию, и его не задержали.

Журналисты связались с Тахером по электронной почте и спросили об этом деле. В ответ он написал, что это «к сожалению, правда», отметив, что власти вынесли обвинения, не разобравшись в произошедшем. Назвав Италию «вторым домом», он рассказал, что купил в стране подержанный BMW X6, а бывший владелец позже заявил в страховую компанию о том, что машину украли.

Он сообщил, что с делом о краже яхт все тоже не так просто, как кажется: некие лица купили в Италии яхты и отправились на них на Ближний Восток, «используя документы, которые здесь принимают, а в Италии – нет».

Позже Каяли, который утверждает, что не имеет никакого отношения к торговле наркотиками, основал за пределами Сирии несколько подставных компаний, через которые продолжает вести бизнес.

4 марта 2017 года он зарегистрировал в Лондоне фирму Neptunus Overseas Limited на Олд Глостер-стрит, 27. По этому адресу расположен четырехэтажный жилой дом, который указывают в документах множества подставных компаний.

В том году он также открыл в Латакии компанию Neptunus LLC, которая описывает себя как агентство морских перевозок, предоставляющее услуги по управлению, поддержке и снабжению судов. По данным руководства порта, фирма принадлежит Тахеру аль-Каяли и его партнеру Ясеру аль-Шарифу. Журналисты не смогли найти дополнительную информацию о Шарифе.

3 ноября 2018 года Каяли использовал Neptunus, чтобы купить Noka у ливанской компании Medlevante Overseas Ltd, которая, согласно документам, стала владельцем судна в феврале 2018 года.

Каяли говорит, что сдал Noka в аренду некой компании Lamira. Судно якобы планировали использовать для обслуживания судоходного маршрута Ламира, который связывает Латакию, Бенгази и другие порты Средиземного моря.

2
Каптагон спрятали в промышленных рулонах бумаги и оборудовании, которое должно было скрыть наркотик от сканеров

В греческих документах по этому делу говорится, что у заявленного груза Noka было два отправителя: сирийская фирма Daboul and Mufti и Мухаммед Хани Абдин из Дамаска, которого суд в Бенгази позже приговорил к смертной казни за участие в контрабанде наркотиков и других товаров. Под контролем Daboul and Mufti была компания, производящая химические продукты, в том числе чистящие средства, которые использовали на Noka, чтобы скрыть запах наркотиков.

По словам Каяли, после того как он сдал судно в аренду, оно совершило два рейса из Латакии в Бенгази – во время второго его задержала греческая береговая охрана и обнаружила «запрещенные предметы» – наркотики «в обшивке контейнеров, а не в корпусе судна или грузе».

«Мы оказывали всестороннее содействие греческим властям и смогли доказать невиновность экипажа, судна и груза. Однако мы все же понесли тяжелые потери», – сообщил он.

Каяли отметил, что экипаж освободили: «Дай Бог, чтобы корабль вернулся на родину, как и экипаж. Что касается груза, то мы сообщили владельцам, чтобы они его забрали и доставили куда нужно».

После этого Каяли пожелал OCCRP удачи в поисках «настоящих преступников» и перестал отвечать на письма.

Кто контролировал Lamira?

Noka использовали для обслуживания судоходного маршрута Lamira, который связывает Латакию с другими портами Восточного Средиземноморья. Его открыли за четыре месяца до того, как греческая береговая охрана задержала судно.

По всей видимости, вскоре после этого маршрутом пользоваться перестали. Однако кто именно его контролировал, определить сложно. Журналисты не нашли данных о регистрации компании Lamira ни в Ливане, ни в Сирии.

Более того, помимо упоминания в Facebook Министерства транспорта Сирии в декабре 2018 года (в посте говорится, что 8 ноября 2018 года Noka достигла Бенгази по Lamira), нет никаких доказательств его существования.

В августе 2018 года ливанская газета Al-Akhbar – издание поддерживает «Хезболлах», союзника сирийского режима – опубликовала заметку, сообщив, что Lamira контролирует зарегистрированная в Латакии компания Neptunus.

Однако Каяли сказал, что принадлежащая ему Neptunus сдала Noka в аренду фирме Lamira для обслуживания маршрута. Он также рассказал, что его компания рекламировала маршрут, но не раскрыл, кому принадлежит контролировавшее его предприятие.

В судебном документе по греческому делу содержится более подробная информация. В нем говорится, что Noka управляла компания Li-Marine Inc., зарегистрированная в Бейруте и Латакии – на арабском написание названия схоже с Lamira.

На этом след оборвался. Офис-менеджер Li-Marine Inc. сообщил, что компания отвечала только за технический осмотр машинного отделения и корпуса судна по запросу Neptunus.

Представитель Li-Marine в Бейруте настаивает на том, что это вовсе не Lamira. Он сказал, что это «ливанская компания… ответственная за доставку», и отметил, что она заключила контракт с Neptunus. В ответ на просьбу предоставить копию документа он направил OCCRP адрес электронной почты Neptunus.

Крепость семейства Асад

С развитием торговли каптагоном усилились подозрения в причастности к ней сирийского режима. Латакию, откуда отплыла Noka и где открыл компании Каяли, называют неприступной крепостью семейства Асад. В последние годы город стал также одним из главных мировых поставщиков каптагона.

Раньше незаконным производством каптагона занимались в Восточной Европе, Турции и Ливане. В 2006 году между Израилем и «Хезболлах» разгорелся конфликт, после чего объемы производства в Ливане значительно выросли – группировка искала способ заработать. Расположенная на границе с Сирией долина Бекаа, где незаконно выращивают марихуану, стала крупным производственным центром.

Гражданская война в Сирии стала поворотным моментом: на ее фоне резко вырос спрос на каптагон среди боевиков. Производство постепенно переместилось в Сирию, чему поспособствовал охвативший страну хаос и налаженная производственная и транспортная инфраструктура – дороги, электричество и водоснабжение. До конфликта Сирия была вторым по величине поставщиком лекарственных препаратов в регионе.

Согласно публикации в издании Колумбийского университета Journal of International Affairs за 2016 год, на основе проведенных к 2013 году конфискаций можно сделать вывод, что Сирия стала «новой мировой столицей каптагона». Сельское хозяйство, нефтедобыча и производство пришли в упадок, в связи с чем экспорт наркотиков стал для Сирии одним из основных источников иностранной валюты.

Хотя надежных данных мало, есть основания полагать, что торговля каптагоном – один из самых прибыльных секторов экономики Сирии. Так, конфискованная в Салерно партия – 14 тонн каптагона на миллиард евро – стоила больше, чем страна официально заработала на экспорте в 2019 году, – порядка 700 миллионов долларов.

Проанализировав пять партий наркотиков, которые отправили из сирийских портов с июня 2019-го по август 2020 года (их изъяли в Греции, Италии, ОАЭ, Саудовской Аравии и Румынии), в лондонском «Институте развития судоходства в странах Ближнего Востока и Северной Африки» подсчитали, что контрабанда наркотиков может приносить Сирии порядка 16 миллиардов долларов в год.

Цена за таблетку варьируется в зависимости от качества и страны: по некоторым данным, в Сирии наркотик можно купить за несколько долларов, а в Персидском заливе цена доходит до 25 долларов за таблетку. По оценкам итальянских властей, стоимость таблетки из изъятой в Салерно партии составила примерно 12 евро.

Аднан Хадж Омар, возглавлявший исследовательскую группу, рассказал, что на основе объема конфискованных партий и того факта, что о них молчат сирийские государственные СМИ, можно сделать вывод, что за контрабандой стоит организованная сеть преступников со связями в госучреждениях и руководящих органах. По его словам, для беспрепятственного вывоза каптагона требуются «пособники в экспорте, таможенных службах и порту», которые помогут подготовить документы, а значит, у бандитов есть «союзники» в правительстве.

Сирийская таможенная служба, отвечающая за контроль морского экспорта, импорта и транзита товаров, не ответила на запрос о комментарии.

Другие исследователи пришли к аналогичным выводам.

В статье, опубликованной в The Journal of International Affairs, отметили возможность быстро изменить маршруты контрабанды в случае усиления контроля со стороны правоохранительных органов. Так, в 2015 году после того, как турецкие пограничники изъяли партию наркотиков, движение на альтернативных маршрутах, проходящих через Иорданию и Ливан, стало намного активнее. В докладе сказано, что кто-то координирует контрабанду каптагона или деятельность преступных группировок, что вновь указывает на причастность правительства Асада.

Исследователи также отмечают, что большую часть конфискованных партий каптагона отправляли из Латакии. Прибрежные районы Сирии занимает проживающее в стране алавитское меньшинство, представителями которого являются члены семьи Асад. Во время войны этот регион стал основным центром поддержки лоялистов. Родной город семьи Асад, Кардаха, находится менее чем в 30 километрах от Латакии.

Портовый город чаще всего ассоциируется с младшим братом Башара аль-Асада Махером аль-Асадом, который возглавляет Четвертую дивизию.

По словам местного журналиста, «ничто не покидает этот район» без одобрения войск Махера Асада, и он же добавляет, что торговля каптагоном – «источник огромного дохода для них и подконтрольных военных группировок».

Каяли открыл в этом районе кафе на территории курорта, принадлежащего другому родственнику Асада – его двоюродному брату Мудару аль-Асаду.

3

Ливийские связи

Каптагон также доставляют по суше через соседние Иорданию и Ирак в богатые нефтью государства Персидского залива, однако морские маршруты популярны среди контрабандистов, потому что позволяют им обойти контрольно-пропускные и пограничные пункты, а значит, перевозить большие объемы наркотика можно с меньшим риском.

По мнению расследователей, Ливия стала ключевой точкой на этом маршруте – оттуда наркотики доставляют в соседние Чад, Египет или непосредственно в Персидский залив.

По всей видимости, связь между Сирией и Ливией укрепилась после событий 2014 года, когда мятежный ливийский генерал Халифа Хафтар начал операцию «Достоинство Ливии», изгнав силы исламистов из Бенгази и взяв под контроль большую часть востока страны. Хафтар и режим Асада оказались по одну сторону регионального геополитического разлома: их поддерживала Россия, а их противников – Турция.

В мае 2020 года Фатхи Башага, министр внутренних дел Правительства национального согласия Ливии (ПНС, признанное ООН и Турцией), обвинил Хафтара и режим Асада в получении выгоды от поставок наркотиков из Сирии в Ливию.

В распоряжение OCCRP попал документ из связанного с грузом Noka судебного дела в Бенгази, который раскрывает, как устроена торговля. Больше всего информации удалось получить, проследив действия банды, которую, предположительно, возглавлял гражданин Сирии и Ливии Махмуд Абдулила Дадж (суд заочно приговорил его к смертной казни через расстрел).

4

21 июля 2019 года Апелляционный суд Бенгази вынес приговор, обвинив Даджа, который сейчас находится в Сирии, и его сообщников в причастности к контрабанде на судне Noka, а также к трем партиям наркотиков, изъятым в Ливии: в порту Хомс неподалеку от Триполи на западе страны, в Бенгази и восточном Тобруке.

Банду разоблачили после того, как Таможенное управление Бенгази провело рейд на складе, который Дадж арендовал в Буатни, жилом и промышленном районе к востоку от Бенгази, и изъяло «огромное количество гашиша». Наркотик спрятали в под вторым дном контейнеров – так же, как на Noka.

Согласно судебным документам, отправителями были Мухаммед Хани Абдин из Дамаска (по данным греческих властей, этот же человек был одним из получателей поставки Noka) и Libya East Company из Бенгази. Фирма получила груз и помогла Даджу с таможенным оформлением.

По некоторым данным, Дадж также нанял в Сирии двух помощников – Мухаммеда Саада и Хашема Аджана.

Согласно ливийскому приговору, принадлежащая Даджу компания Al Tayr International Trading арендовала склад в Буатни и заплатила местному жителю аренду за год вперед – ежемесячный платеж составил 8000 ливийских динаров (порядка 5700 долларов). Сам Дадж обычно приезжал в Ливию за два дня до прибытия груза и уезжал после разгрузки контейнеров.

Согласно судебным документам, Дадж попросил представителя Libya East Company подкупить таможенников, чтобы прибывающие в Бенгази грузы не проходили досмотр.

Компании обещали 5500 ливийских динаров – чуть больше 3900 долларов – за каждый 40-футовый контейнер и 3500 динаров за 20-футовый контейнер. Местный таможенный агент Libya East Company сообщил суду, что деньги ему заплатил бухгалтер на складе Даджа.

Как только торговцы забирали «легальные товары», включая печенье и соки, пустые контейнеры доставляли на склад, где преступники вскрывали поддельное днище и доставали наркотики.

Саад и Аджан сообщили следователям, что работали на Даджа и получали по 10 тысяч долларов за каждый контейнер. Они заворачивали наркотики в одеяла, упаковывали их в картонные коробки и грузили в авторефрижератор, который, по их словам, Дадж увозил в неизвестном направлении.

По словам судебного чиновника, приговоренные к расстрелу Саад и Аджан находятся в тюрьме.

В письме в адрес OCCRP представитель дамасской Al Tayr International Trading написал, что компания не имеет никакого отношения к Noka, добавив, что склад на самом деле принадлежал ливийской фирме Nutunus. Несмотря на решение суда, Al Tayr продолжает работать, рекламируя морские перевозки между Сирией и Ливией на своей странице в Facebook.

Процветающая торговля

Сейчас, когда экономики Сирии и Ливии переживают кризис, а часть их территорий контролируют вооруженные группировки и боевики, надежда на то, что в ближайшее время торговля каптагоном пойдет на спад, слаба. Так, в рамках одной из последних операций в Саудовской Аравии обнаружили более 5,3 миллиона таблеток, спрятанных в партии гранатов.

Мухаммед Абдул Рахман аль-Фитури, советник нового министра внутренних дел Ливии Халеда Тиджани Мазена по взаимодействию со СМИ, рассказал OCCRP, что новое правительство национального единства, созданное в рамках мирного соглашения между Хафтаром и правительством в Триполи, не сможет сократить объемы контрабанды. Он считает, что временным властям будет сложно справиться даже с такой простой задачей, как «установка в ливийских портах сканеров для выявления контрабанды».

Самому Каяли обвинения в причастности к Noka не нанесли серьезного ущерба, и он, по всей видимости, активно пользуется связями с семейством Асад.

У него годовой контракт на управление кофейней в курортном комплексе Marina Resort & Spa в Латакии, а в соседнем клубе пришвартована его 16-метровая яхта.

Пристань контролирует Syrian Investment and Development Corporation, половина акций которой принадлежит кузену президента Башара Асада Мудару аль-Асаду.

Хотя Рифата аль-Асада, отца Мудара, в 1984 году изгнали из страны после неудачной попытки госпереворота – он хотел сместить брата, бывшего президента Хафеза аль-Асада, – похоже, что у Мудара с нынешним режимом все складывается гладко.

В переписке с журналистами OCCRP Каяли назвал Мудара «другом, которого ему посчастливилось найти», и сказал, что они никогда вместе не вели бизнес. Журналисты попытались связаться с Мударом, направив письмо курьерской службой в его компанию в Дамаске, однако посылку не приняли.

В ответ на вопрос о Махере аль-Асаде – брате президента, который возглавляет Четвертую дивизию, контролирующую Латакию, Каяли сказал, что для него будет «честью» встретиться с ним.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал.


facebook twitter Google Plus rss



Последние обновления

Жаждите выгодного и удобного азартного досуга – казино Гоксбет может предложить широкий выбор виртуальных симуляторов и выгодные бонусные предложения.

следи за нами социально

facebook twitter Google Plus ЖЖ Telegram rss