заглянуть на тёмную сторону

-

Что не так с последними решениями СНБО.

Новостей с очередного заседания СНБО все ждали не без интереса. Вторую неделю в политическом сообществе обсуждалась реакция, а вернее отсутствие реакции, президента Зеленского на американские санкции в отношении Игоря Коломойского. Так же в воздухе завис вопрос о действиях власти в отношении облгазов, контролируемых Фирташем, пишет народный депутат VII созыва Сергей Высоцкий на сайте Буквы.

Некоторые наблюдатели подозревали, что полюбившаяся в последнее время президентом площадка СНБО может выступить базой для каких-либо решений относительно этих украинских олигархов. По крайней мере, декларативных решений.

Между тем, последние заседание СНБО выдало на-гора по крайней мере две громкие новости. Во-первых, новость о национализации предприятия “Мотор-Сич” и новость о том, что СБУ займётся проверкой на предмет государственной измены депутатов, отдавших свой голос за ратификацию “харьковских соглашений” в 2010 году. Спикеры Банковой начали наперебой нахваливать последние решения, доказывая, что принятые решения являются ярким свидетельством патриотического разворота Владимира Зеленского.

В сложной ситуации оказалась и оппозиция — которой вроде бы не с руки критиковать ожидаемые действия СБУ в отношении депутатов шестого созыва — ведь тогда, в 2010 году именно демократическая оппозиция пыталась сделать все для того, чтобы сорвать ратификацию “Харькова”, и даже с применением дымовых шашек в зале парламента.

Между тем, ее величество правда, стоит того, чтобы разобрать эти решения по косточкам и понять — стал ли Владимир Зеленский таким уж искренним патриотом. Начнём с решения по “Мотор-Сичи”, так как оно кажется более простым для анализа.

Покупка пакета акций Вячеслава Богуслаева китайкой компанией. История эта началась еще в 2017 году. Вячеслав Богуслаев продал пакет своих акций китайцам, что сразу же вызвало бурю протестов со стороны США. Вашингтон вполне обосновано опасался, что цель этой покупки — передача его стратегическому противнику КНР ракетных, вертолетных и прочих военных технологий. Ситуация и правда была непростой. Так как формально государство не могло запретить частному собственнику Богуслаеву распоряжаться своими акциями, на скупку которых китайские компании потратили 250 миллионов долларов. Вплоть до смены власти в 2019 году государство пыталось действовать правовыми методами, блокируя сделку через АМКУ и посредствам судебных исков.

Однако полный контроль над предприятием Китай получил в декабре 2019 года – при полной пассивности новой власти Владимира Зеленского. Вполне очевидно, что свежеиспечённые президент и парламент новых лиц попросту выпустили историю с “Мотор-Сичью” из фокуса своего внимания. Также вполне очевидно и то, что решение СНБО относительно национализации предприятия продиктовано желанием разблокировать отношения с новой американской администрацией, которая не вполне простила Владимира Зеленского его заигрывания с Дональдом Трампом.

Казалось бы, все логично. Но тут, как в старом анекдоте, и начинаются нюансы. Состоящие в необходимости втискивание решения СНБО в правовое русло. Совет нацбезопасности и обороны — орган конституционный, но никак не исполнительный. Решения СНБО вводятся в действие указом президента. А полномочий по национализации предприятий у президента точно нет.

Для национализации “ПриватБанка” в своё время Верховной Радой был проголосован целый специальный закон. Логично, чтобы в отношении «Мотор-Сичи» был задействован такой же политический механизм. Но для задействования этого механизма президенту потребуется взять на себя персональную ответственность за регистрацию законопроекта и голосование. А ответственность — не то слово, которое любит Владимир Зеленский.

К тому же, не стоит забывать, что повестка дня США для Украины сейчас определяется во многом позицией Владимира Зеленского в отношении Коломойского. И никаких решительных движений президента в отношении приведшего его к власти олигарха пока не просматривается.

Ещё абсурдней, при всем патриотическом флёре, выглядит история с проверкой СБУ голосования за “харьковские соглашения”. И дело тут не просто в том, что согласно нашему законодательству и всему корпусу международного права, парламентарий не несёт персональной уголовной ответственности за голосования и выступления в Верховной Раде.

Начнём с того, что один из архитекторов “харьковских соглашений” Руслан Демченко — занимавший в 2010 году пост замминистра иностранных дел, сейчас вполне себе благополучно трудоустроен Владимиром Зеленским на пост первого заместителя секретаря СНБО и главы комитета по разведке при президенте Украины. Ситуация в корне абсурдна. Ведь это решение СНБО подразумевает, что заниматься изысканиями в отношении гипотетической государственной измены парламентариев, будет человек, который в своё время и де-факто и занёс “харьковские соглашения” в зал парламента.

Очень хочется посмотреть на то, как глава комитета по разведке Руслан Демченко будет давать разведкам задание искать признаки государственной измены в действиях замминистра Руслана Демченко. Шизофрения, как она есть! Но дело даже не в этом. Вопрос тут должен стоять шире. Что произошло в 2010 году? Народ Украины осознанно проголосовал на выборах президента за кандидата Виктора Януковича. Человека, который никогда не скрывал своей любви к Российской Федерации. Виктор Янукович антиконституционным способом, пользуясь влиянием на Конституционный суд, сформировал под себя большинство в парламенте 6-го созыва. И в общем, реализовывал политику коллаборации с Кремлем, пользуясь напольным мандатом.

Для того чтобы привести украинское общество в состояние осознания всех угроз, которые несёт Кремль, понадобилась Революция Достоинства, аннексия Крыма и российская агрессия на Востоке. Можно сколько угодно приписывать задним числом депутатам от Партии регионов государственную измену. Но при этом стоить помнить, что с юридической точки зрения они попросту реализовывали полученный от украинцев мандат на сближение с Россией. Особо при этом, кстати, не таясь. И если судить 2010 год мерками 2021-го, то стоит спросить у Владимира Зеленского почему его патриотизм не проснулся тогда же — во время, когда сам будущий президент спокойно осваивал российский рынок, давал там по десять концертов в год, вёл программы на российском телевидении и стоял ведущим на сцене вместе с Киркоровым. И не поймите меня неправильно. Я тоже считаю, что “харьковские соглашения” были настоящим предательством Украины. Но в данной ситуации для того, чтобы кричать во всеуслышание о своем патриотизме, президенту следует выбрать: либо трусы, либо крестик.

Невозможно расследовать все причинно-следственные связи “харьковских соглашений” силами людей, которые их готовили. Невозможно говорить о своём патриотизме, наблюдая за приговором Стерненко и преследуя проукраинскую оппозицию. Ни один патриот не поверит в искренность Зеленского, пока его офисом руководит Ермак, в замах Ермака ходит деятель Антимайдана Татаров, которого власть усиленно спасает от уговорных дел, а вопросы в судах для тебя “закрывает” ещё один видный деятель Януковича Портнов.

Такое раздвоение личности попросту немыслимо для политики. Однако оно вполне приемлемо, если в его основе лежат не взгляды и позиция, а банальный пиар. Создаётся впечатление, что последний “взрослый” орган власти в стране — СНБО — захватили сценаристы «95 квартала», которым поставили задачу — каждую неделю генерировать информационные поводы для патриотической среды. Поводы яркие, но бессмысленные. Так, чтобы хватило на неделю обсуждений в телестудиях. Аккурат до следующего заседания. Этот пиар не имеет ничего общего с государственной политикой. Но последовательная политика — вообще не конёк Зеленского. Президент превращает в шоу все, до чего дотягиваются его руки. Главное, чтобы публика была довольна и весела.

Чтобы не пропустить самое важное, подписывайтесь на наш Telegram-канал.


загрузка...


facebook twitter Google Plus rss


загрузка...


Последние обновления

следи за нами социально

facebook twitter Google Plus ЖЖ Telegram rss
загрузка...