заглянуть на тёмную сторону

-

Виктор Янукович, а уж тем более Дональд Трамп очень легко отделались.

Коррупция, шпионаж, госизмена — за такие преступления в мире отбывают суровые наказания десятки президентов. "Комментарии" собрали самые громкие скандалы с участием политиков, которые пережили не все.

Высшая мера наказания для президента

Весной 2016 года в Каире к смерти были приговорены 12 лидеров панисламистской организации “Братья-мусульмане” и 5-й президент Египта Мухаммед Мурси. Все они оказались фигурантами ряда уголовных дел. В том числе подавлении массовых акций протеста в 2012 году, когда погибло не менее 6-ти и пострадало около 650 сторонников оппозиции, требовавших немедленной отставки Мурси и обвинявших его в “предании идеалов революции” и узурпации власти. Кроме того, бывшему главе государства, правившего Египтом, к слову, не более года, и его соратникам инкриминировалось сотрудничество с палестинским движением “ХАМАС”, государственная измена и шпионаж в пользу Катара. Под давлением международного сообщества экзекуция экс-президента была заменена пожизненным заключением, однако от смерти это его всё равно не спасло. 67-летний Мурса скончался от сердечного приступа прямо в зале суда во время очередного слушания по делу о шпионаже в июне прошлого года.

Со времён казни иракского лидера Саддама Хусейна, повешенного в конце 2006 года по обвинению в геноциде и массовых убийствах в годы своего правления, это был первый случай вынесения смертного приговора экс-главе государства законным правительством. В 2017-м также заочно к высшей мере наказания был приговорён президент Йемена Абд Раббу Мансура Хади. Его и еще шестерых высокопоставленных чиновников, включая посла Йемена в США, обвинили в госизмене и “содействии стране-агрессору” в лице Саудовской Аравии мятежники из шиитского движения “Ансар Алла”, захватившего столицу страны - Сану.

В середине декабря прошлого года 76-летнему экс-президенту Пакистана Первезу Мушаррафу был вынесен смертный приговор по уголовному делу, возбуждённому ещё в 2013-м. Бывшее первое лицо государства было обвинено в государственной измене, а именно – "приостановке действия конституции и вводе в стране режима чрезвычайного положения с целью продления срока пребывания у власти".

Пришедший в начале нулевых к власти в результате государственного переворота мятежный генерал Мушарраф по истечению срока полномочий столкнулся с вопросом легитимности своего переизбрания и решил изящно обойти его с помощью введения ЧП. Для “проталкивания” указа пришлось арестовать семерых членов Верховного суда. Пакистанцы инициативы главы государства не оценили и ответили массовыми акциями протеста. Сказалось это и на позиции западных стран, включая США, отказавших президенту в своей поддержке. Спустя чуть более полугода, летом 2008-го, во избежание прохождения процедуры импичмента он покинул президентский пост по собственному желанию и эмигрировал в Великобританию, где неплохо устроился. Во всяком случае, запрос о выдаче его на родину по делу об убийстве экс-премьера Беназир Бхутто власти “Туманного Альбиона” оставили без ответа.

Пятью годами позднее триумфальное возвращение в Пакистан для принятия участия в парламентских выборах обернулось для Мушаррафа арестом и пожизненным запретом участвовать в политической жизни государства. В 2016-м, после исключения из списка невыездных, экс-президент отправился на лечение в ОАЭ, где и пребывает по сей день - смертельный приговор был вынесен заочно. Сам он называет обвинения безосновательными и рассчитывает на обжалование сурового вердикта. Положительное решение по делу Мушаррафа может создать прецедент, что особенно важно для Пакистана, где власть часто оказывалась в руках военных.

Опасная профессия – "глава Республики Корея"

Не отстают от ближневосточных представителей правосудия их коллеги с Корейского полуострова. В конце марта 2017 года по решению суда Сеула была арестована Пак Кын Хе, занимавшая парой недель ранее пост президента республики Корея. Задержанию предшествовала процедура импичмента, поводом для которой послужил разразившийся осенью 2016-го скандал с утечкой секретных документов.

В распоряжении журналистов оказался планшет, принадлежавший близкой подруге Пак и главе нескольких благотворительных фондов - Чхве (Цой) Сун Силь. Гаджет был буквально напичкан данными, касающимися национальной безопасности, что вполне предсказуемо вызвало волну негодования как в правительстве, так и среди обычных граждан - рейтинг Пак спикировал с 33% до 5%. Оказалось, что Чхве, официально не имевшая никакого отношения к политике, долгое время оказывала огромное влияние на решения главы государства, а также использовала дружбу с президентом в целях личного обогащения, получая от крупных компаний (Samsung, Hyundai, SK Group, Lotte Group) деньги под вывеской пожертвований на развитие спорта и пропаганду корейской массовой культуры. По данным прокуратуры, таким образом ей удалось скопить на счетах не менее 70 миллионов долларов. При этом Пак не только была в курсе происходящего, но и нередко принимала в делах самое непосредственное участие.

Чхве была приговорена к 20 годам лишения свободы, а с утратой юридического иммунитета пришла очередь и её высокопоставленной подруги. По обвинениям во взяточничестве, превышении должностных полномочий, растрате и вмешательстве в парламентские выборы Пак Кын Хе получила 25 лет тюрьмы (на свободе окажется в возрасте 91 года) и штраф в размере 17,8 млн. долл. В это же время в соседней КНДР, отношения с которой за время правления Пак заметно ухудшились (вплоть до разговоров о нанесении превентивных ударов), экс-президента ещё и заочно приговорили к смерти, обвинив в организации покушения на северокорейского лидера Ким Чен Ына.

Пак Кын Хе стала третьим в истории Южной Кореи лидером государства, признанным виновным в коррупции. Буквально через несколько месяцев по таким же обвинениям 15 лет заключения получил предшественник Пак - президент Ли Мён Бак, пребывавший “у руля” с 2008 по 2013 годы, а родоначальниками этой южнокорейской “традиции” стали ещё в 1996 году сразу двое экс-глав республики - Чон Ду Хван и Ро Дэ У, которые были обвинены в коррупции и госизмене с целью захвата власти.

Чон был приговорён к смертной казни, однако впоследствии он был амнистирован на условиях выплаты государству 370 млн. долл., накопленных за 8 лет его правления в качестве взяток с крупных предприятий. Эти деньги его семья выплачивает частями до сих пор. Собрату Чона по несчастью повезло немного больше - Ро получил 22 года тюрьмы, но провёл за решёткой всего пару лет и был помилован. Список осуждённых по обвинению во взяточничестве южнокорейских лидеров был бы больше, если бы в 2009 году дожидавшийся приговора экс-президент Но Му Хён не покончил жизнь самоубийством, прыгнув с обрыва.

“Плодовитый” 2019 год

Прошедший 2019 год был очень богат на аресты бывших глав государств по всему миру. Громкий скандал с участием бразильской строительной компании Odebrecht, потратившей за последние десятилетия около полумиллиарда долларов на подкуп высокопоставленных чиновников Латинской Америки, коснулся почти всех стран континента. Во “взяточнический пул” вошла Аргентина, Колумбия, Доминиканская Республика, Эквадор, Гватемала, Мексика, Панама, Перу, Венесуэла. В марте во время попытки задержания полицией в связи с этим делом покончил с собой выстрелом в шею экс-президент Перу Алан Гарсия. Он оставил предсмертную записку, в которой написал, что ни в чём не виноват. До этого Гарсия безуспешно просил политического убежища в Уругвае. Его преемник на посту лидера Перу, 80-летний Пабло Кучински, за связи с Odebrecht прошлой весной был приговорён Верховным судом к 3 года предварительного тюремного заключения. Ещё один экс-президент Перу Алехандро Толедо был арестован в США в июле по запросу об экстрадиции. По версии перуанских правоохранителей, в свою бытность президентом он и его окружение получил от всё той же бразильской компании взятку в размере 20 млн. долл. в обмен на право строительства крупной автомагистрали.

Летом компания заключённых глав латиноамериканских государств пополнилась за счёт экс-президентов Бразилии Мишела Темера и Луиса Инасиу Лула да Силва. Ближайшие 17 лет Силва проведёт за решёткой по обвинениям в коррупции и отмывании денег. Вину его коллеги, Темера, ещё предстоит доказать. Последний подозревается в получении взяток за предоставление госконтрактов по возведению третьего энергоблока на бразильской АЭС, препятствовании правосудию и создании преступного сообщества.

В это же время на другом полушарии своего приговора дожидался экс-президент Судана Омар аль-Башир, правивший страной с 1989 года и смещённый с должности в результате весеннего военного переворота. Кроме двух лет заключения за незаконное хранение иностранной валюты, получение денег из-за границы и отмывание незаконных доходов, аль-Башира ожидает суд по антиправительственному заговору 30-летней давности, благодаря которому он пришёл к власти, а также слушания по делу о жестоком подавлении недавних всеобщих акций протеста. В их ходе погибло несколько десятков демонстрантов.

В ближнем зарубежье тоже не обошлось без арестов. В конце июня в очередной, третий, раз был задержан экс-президент Армении Роберт Кочарян, исполнявший обязанности главы государства с 1998 по 2008 годы. Главный пункт обвинения касается ввода армейских подразделений в Ереван в 2008-м для подавления массовых волнений, организованных оппозицией после президентских выборов. В ходе беспорядков погибло 8 протестующих и 2 представителей полиции. Сам Кочарян заявляет, что без введения чрезвычайного положения навести порядок было попросту невозможно, и называет происходящее “политической вендеттой”.

В настоящий боевик перерос арест экс-президента Киргизской Республики Алмазбека Атамбаева в конце прошлого лета. Для этого силовикам понадобилось в течение двух суток брать штурмом резиденцию политика в окрестностях Бишкека и отбивать его у сторонников, которых оказалось не меньше охранников правопорядка. Причём настолько, что в первый день спецоперации защитникам Атамбаева удалось взять в плен нескольких полицейских. В ходе столкновений с применением автоматического оружия пострадало 175 человек, один спецназовец погиб. Таки задержанному экс-президенту предъявлены обвинения по 14 пунктам - от превышения полномочий и незаконного обогащения до убийства, захвата заложников и организации массовых беспорядков. Арестовано всё имущество политика, включая его личный телеканал “Апрель”. Защита называет всё это попыткой свести счёты со стороны нынешнего правительства Киргизии, возглавляемого бывшим близким соратником Атамбаева - Сооронбаем Жээнбековым.

Жизнь человека, даже казалось бы, взобравшегося на самый верх “пищевой цепочки”, полна неожиданностей. И сегодняшний “главный по стране” легко может оказаться за решёткой по воле пришедших к власти политических оппонентов, в силу не на шутку развернувшейся во времена президентства коррупционной деятельности или в угоду внешней политике мировых лидеров. Касаться это может не только стран “второго” и “третьего” мира, но и таких государств как, например, Франция, где на следующую осень запланированы слушания по делу экс-президента Николя Саркози. Он обвиняется во взяточничестве, коррупции, давлении на суд и незаконном финансировании избирательной кампании. Бывшему главе 5-й Республики грозит не менее 10 лет заключения.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал.


facebook twitter Google Plus rss


Последние обновления

следи за нами социально

facebook twitter Google Plus ЖЖ Telegram rss