заглянуть на тёмную сторону

-

Нищета в Донецке: куртки покупают в рассрочку, сладости по праздникам, а косметику меняют на масло и мясо.

Даже магазины "секонд-хэнд" по карману не всем дончанам, передаёт Сегодня.

Жители оккупированных территорий Донбасса с каждым днем становятся все беднее. Характеризуя свое материальное положение, многие дончане говорят даже не "бедность", а "нищета". Отсутствие хорошо оплачиваемой работы и немыслимые цены на основные категории товаров сделали жизнь на оккупированных территориях просто невыносимой. Новое "руководство" еще в прошлом году велело пересчитать зарплаты и пенсии с гривни на рубли по курсу 1:2, при этом цены зажили собственной жизнью, достигая все чаще соотношения 1:4, а то и больше.

"Весь 2014 год я находился в Донецке и, наверное, вряд ли когда-нибудь забуду те времена, – рассказывает житель Киевского района Илья Качанский. – По городу носятся танки, в аэропорту не прекращаются взрывы и стрельба, пустые улицы и чеченцы, наводнившие город. А среди этого бардака – пустые полки магазинов, и никому не нужные пенсионеры на рынке, дрожащей рукой считающие мелочь и вдруг осознавшие, что на пенсию в 2000 рублей (810 грн) при московских ценах на продукты – очень сложно прожить".

Нельзя сказать, что сейчас в оккупированном Донецке пустуют магазинные полки. Украинские, белорусские и российские товары представлены в широком ассортименте, вот только купить их не всякому под силу.

Читайте также:
- Авдеевку обстреляли из танка. Ранена женщина
- Житель Донецка застрелил оккупанта, заставлявшего выпить за российских «освободителей»
- Дончане «заминировали» боевикам подъезд к огневым точкам под окнами жилых домов

"Цены на продукты просто зашкаливают, – сетует дончанка Елена Смолянова. – На всем приходится экономить. К примеру, если раньше мы суповой набор из куриных потрохов, покупали для кошечки, то теперь приходится варить бульон для себя. Приходится ограничивать себя в различных продуктах. Вот взять хоть растворимый кофе, за большую упаковку которого в Мариуполе просят 117 гривен, а в Донецке он стоит более 550 рублей (222 грн). Те же сладости покупаем только по праздникам. Дожили…"

С приходом войны многие местные жители потуже затянули пояса и стали скромнее в своих желаниях. В первую очередь стараются ограничивать себя в том, что раньше казалось повседневной обыденностью.
"Раньше мы с друзьями почти каждые выходные собирались в каком-нибудь кафе. Чаевничали, ели пиццу, общались. Ну, в общем, проводили время с удовольствием. А теперь перед нами не стоит выбор, в какой ресторанчик пойти. На это просто нет денег. Сейчас просто уже не то – банальные посиделки в кафе могут существенно ударить по карману. Ведь счет на одного человека может перевалить за 500 рублей (200 грн) и это если по минимуму", – поделился дончанин Сергей.

Даже, казалось бы, бюджетные секонд-хенды для многих жителей оккупированных территорий стали магазинами не по карману. "Недавно была в "секонде" в Макеевке, хотела сыну что-то присмотреть, и просто ахнула от цен, – делится местная жительница Марина Королева. – Футболки 500-600 рублей (200-240 грн), свитер – 1200 (485 грн). Так это не новые, а поношенные уже вещи. Откуда только такие цены берут! Мы в Мариуполь ездили, так на распродаже там за эти деньги можно и дешевле новое найти. Зато "секонды" у нас растут как на дрожжах – открываются там, где раньше банки, дорогие магазины были".

Жители Донецка рассказали о том, что в магазинах уже действует относительно новая услуга – выкуп вещей. "Я знаю, что так раньше продавали действительно дорогие вещи – шубы из натурального меха, дизайнерские какие-то вещи, мебель. Но недавно в одном из магазинчиков услышал, как продавец рассказывала, что можно выплатить за несколько раз стоимость… зимней куртки ценой в 3000 рублей (1200 грн) или брюки за 1800 рублей (728 грн). Причем когда вся сумма будет выплачена – тогда вещь и отдадут. Мне это показалось диким – купить обычные вещи вдруг стало так сложно! Люди не в состоянии выложить за раз не самую большую сумму, это знак того, что мы реально бедные, нищие" – говорит дончанка Юлия Павелецкая.

Обмен вещей на продукты – тоже ставшая обычной практика. Если раньше подобный "бартер" был не слишком широко распространен, то сейчас меняются активно и масштабно. Детские вещи, косметику, бытовую технику и обувь меняют на консервы, мясо, масло, сгущенку и памперсы.

"Почитаешь эти объявления – и сердце сжимается. Как же мы могли дожить до такого, что мать не может купить ребенку банку сгущенного молока? – с горечью говорит житель Донецка Александр Кондрашов. – Для нас дорого все. Я не говорю сейчас о тех, кто наловчился зарабатывать на войне. Министры всякие, вояки – им хорошо, у них зарплаты не 5-6 тысяч рублей (2024-2429 грн), а в десятки раз больше. Хотя сейчас солдаты в Донецке жалуются, что денег давно не видели. Правда, по пятницам у них деньги есть на выпивку – вечером пьяных боевиков в центре полно".

Предел мечтаний в летний период – отдохнуть в сверхбюджетном приморском поселке Седово на Азовском море с соответствующим "сервисом". Зарплата в 10 тысяч рублей – 4050 грн – считается очень хорошей. Новая мебель или бытовая техника – мечта, на которую надо накопить денег.

"Я давно уже не вижу хорошо одетых людей, модно и качественно. Не помню, видела ли зимой хотя бы одну женщину в натуральной шубке. Ощущение, что все в Донецке одеваются по принципу "недорогое и чистое". Джинсы да ужасно сидящие на любой женщие ботинки-"сникерсы" – самая распространенная одежда. Сейчас еще добавились серенькие курточки, потому что холодно. И видно же, что все еще прошлогоднее-позапршлогоднее. Новые вещи покупаются тогда, когда старые уже рассыпаются в прах", – заметила дончанка Кристина Ковалева.

Все больше в Донецке становится будок по ремонту обуви и техники, ателье и ремонтных мастерских. Чинить дешевле, чем купить новое, говорят дончане.

В свою очередь эксперты говорят, что низкий уровень жизни оккупированных территорий выгоден "руководству" т.н. "ДНР". По мнению социолога Егора Игнатьева постоянно ухудшающееся материальное положение заставляет людей идти, что называется, к черту в руки.

"Есть люди, которые просто живут, но есть и те, кто живет лучше других – боевики. У них и заработки больше, и различные привилегии, которые они сами себе установили, – рассказывает Игнатьев. – Конечно же, простой человек хочет жить лучше, чем живет сейчас. Это нормально и в мирное время это служило стимулом развития – люди открывали свой бизнес, планировали, развивались. Сейчас же бизнес на неподконтрольной территории душится, социальный сектор очень сильно провисает, повсюду очень большая коррупция, откаты и кумовство. Обычному человеку приходится либо покидать оккупированные территории, либо вступать в ряды "ДНР". Но далеко не у всех есть возможность выехать и закрепиться на мирной территории. Остается выбор – умереть с голоду или как-то связать себя с "ДНР" и уже развиваться внутри этой иерархии. А уже находясь в той среде многие люди могут быть подвержены Стокгольмскому синдрому. Это вполне грубый, но, к сожалению, действенный прием социальной инженерии. Плюс немаловажный момент: виновником всех бед и нищеты боевики объявляют вовсе не "ДНР", а Украину. Дескать, Украина объявила блокаду, забрала пенсии и зарплаты… Так нагнетается ненависть к стране, однако все меньше и меньше людей верит в эти сказки, понимая, кто истинный виновник такого бедственного положения".


загрузка...


facebook twitter Google Plus rss


загрузка...


Последние обновления

следи за нами социально

facebook twitter Google Plus ЖЖ Telegram rss
загрузка...

лонгриды