заглянуть на тёмную сторону

-
Василий Сергиенко

За резонансным преступлением может стоять подельник Януковича Геннадий Бобов.

Несмотря на расследование и суды, которые продолжаются более трех лет, правоохранители до сих пор не назвали имя заказчика убийства Василия Сергиенко (на фото). Хотя все указывает на Геннадия Бобова, пишет на Тиждень.UA Станислав Козлюк.

Судебные заседания по делу о похищении и убийстве черкасского журналиста Василия Сергиенко продолжаются более трех лет. Сосновский райсуд Черкасс почти успел довести его до приговора, однако произошли изменения в составе судей. А потом защита подозреваемых смогла отвести коллегию судей, которые рассматривали дело. Уголовное производство стали перебрасывать между различными судами Черкасской области, и вот недавно оно снова попало в Сосновский районный суд. Однако на этот раз люди в мантиях не начали рассмотрение дела по существу, а решили вернуть обвинительный акт прокурорам. Несмотря на резонанс и жестокость убийства, и спустя четыре года исполнители и организаторы преступления так и не наказаны. А об имени заказчика остается только догадываться.

Журналист Василий Сергиенко был одним из активных участников Майдана. После Революции достоинства, по словам местных активистов, он занимался «народной люстрацией» - увольнением редакторов местных газет, которые якобы были подконтрольны власти. Кроме того, собирал информацию о незаконной деятельности бывшего главы Черкасской ОГА Сергея Тулуба и нардепа от депутатской группы «Возрождение» Геннадия Бобова (бывший член Партии регионов). В частности, речь шла о якобы незаконных сделках с землями запаса, которые нардеп мог использовать в своих целях. Активисты, которые следят за делом Сергиенко, отмечают, что мужчина планировал поездку в Киев, где должен был получить определенную информацию, которая могла лечь в основу его журналистского материала. Однако статья не вышла. А о ее содержании Сергиенко никому не рассказывал.

По версии следствия, Сергиенко похитили со двора собственного дома в городе Корсунь-Шевченковском вечером 4 апреля 2014-го. Он пошел закрывать ворота во дворе, но встретил неизвестных мужчин. Они ударили его по голове. Василий попытался добраться до собственного дома, но не успел. Похитители догнали его и ударили во второй раз. На шум вышла мать Сергиенко, которой на тот момент было 87 лет. Она увидела неизвестных с прикрытыми лицами и окровавленного сына. Женщина просила похитителей не обижать его, однако те не обращали внимания. Василия погрузили в серую «Ладу Приору» и увезли в неизвестном направлении.

Далее, как установило следствие, на одной из автозаправок недалеко базы отдыха «Модус» нашли следы крови. Правоохранители утверждают, что здесь журналиста перевели в другой автомобиль, в котором уже были другие люди. Они вывезли Сергиенко в лес и там закопали. Судмедэкспертиза выявила почти 20 колото-резаных ран на теле журналиста и переломы костей. Также были травмы головы и следы удушения. До сих пор точно не известно, в какой именно момент мужчина скончался. Рядом с могилой журналиста нашли товарный чек из строительного магазина о покупке лопаты, двух пар перчаток и нескольких метров каната.

Не последнюю роль в расследовании событий сыграли местные активисты и друзья погибшего. Сразу после похищения мать Сергиенко позвонила его жене и знакомым. Поиски начали почти сразу, нашли пропавшего на следующий день. Поскольку друзья Василия знали о его конфликте с депутатом-мажоритарщиком Геннадием Бобовым, то и искать журналиста стали рядом с объектами, которые приписывали к собственности последнего. База отдыха «Модус», о которой упоминалось выше, принадлежит ООО «Панда», учредителем которого, в свою очередь, и была семья Бобовых.

Геннадий Бобов
Геннадий Бобов

Впоследствии правоохранители провели обыски на базе и нашли несколько автоматов Калашникова, которые фигурировали в уголовном производстве о раздаче автоматов титушкам в Киеве 20 февраля. Однако здесь все закончилось без видимых результатов: вину на себя якобы взяли местные охранники, которые заявили, что оружие «нашли». За это они получили условные сроки наказания. А происхождение самого оружия правоохранители так и не установили.

Что касается расследования убийства, то успехи несколько лучше.

«Местная полиция сразу включилась в дело. Вместе с друзьями Сергиенко. Удалось раскрутить цепочку от одного забытого у могилы чека. В результате удалось выйти на подозреваемых в совершении преступления. Кстати, на начальных этапах следствия во время следственных экспериментов они рассказывали правоохранителям, как все происходило. Но в определенный момент отказались от своих слов», - говорит адвокат семьи Сергиенко Евгения Закревская.

Благодаря чеку из магазина правоохранители успели получить доступ к видеозаписям строительного гипермаркета. В результате удалось установить подозреваемых и получить разрешение на негласные следственно-розыскные действия. Часть из них силовики задержали в 2015-м по другому уголовному делу. Те же люди, которых подозревали в причастности к похищению и убийству Сергиенко, якобы получили задание разобраться с местным фермером по фамилии Приходько. У последнего тоже якобы был конфликт с Бобовым из-за фермерского бизнеса. Подозреваемым, по версии следователей, было приказано уничтожить технику фермера.

Мужчины приехали на место преступления на той самой «Приоре», на которой в 2014-м похищали Сергиенко. Эксперты обнаружили в авто следы крови, а ДНК-анализ подтвердил, что это кровь погибшего журналиста. В машине также обнаружили канистры с бензином и гранаты. «Ладу» конфисковали, а подозреваемых в преступлении задержали. Ими оказались Виктор Горбенко, Владимир Воронков и Валентин Завражин. Уголовное производство, в котором фигурировали эти трое, передали в Сосновский райсуд Черкасс.

«В 2016 году мы слушали дело, в суде допросили потерпевших и почти всех свидетелей, исследовали материалы, просматривали видеозаписи. Но в определенный момент отстранили председательствующего судью, потому что он был судьей Майдана. Выбрали другого», - рассказывает Закревская о событиях 2017 года.

Примерно в это же время задержали еще двух подозреваемых. Ими оказались Вадим Мельник и Роман Недыбалюк. Мужчинам выдвинули подозрения: первому инкриминировали организацию преступления, второму - его совершение. И отдельное уголовное производство по Мельника и Недыбалюку объединили с тем, которое уже рассматривал Сосновский районный суд Черкасс. Дело стали рассматривать заново по всей процедуре, начиная с подготовительных судебных заседаний.

В 2017 году в суде успели допросить жену погибшего Сергиенко. Также пытались допросить его мать, которая фактически была очевидцем преступления. Поскольку женщина болеет и имеет почтенный возраст, допрос решили проводить в режиме видеоконференции из дома, где она проживает. Но в день, когда мать убитого должна была давать показания, адвокаты подозреваемых отвели весь состав суда.

В течение 2018 года коллегию судей пытались сформировать в Сосновском суде. Но бесполезно. Тогда апелляционный суд направил это производство в другие суды Черкасской области. Однако и там оказался ряд проблем: кроме заявлений об отводах от защиты подозреваемых временами банально не хватало судей, которые могли бы сформировать коллегию для рассмотрения производства. Кроме того, адвокаты подозреваемых обращались в Верховный Суд с требованием изменить подсудность и передать дело в Киево-Святошинский суд Киевской области. Однако пока им отказано.

К тому же перед отводом Сосновский суд изменил меру пресечения одному из подозреваемых - Валентину Завражину. Вместо ареста мужчина получил право внести залог и вышел на свободу. Департамент спецрасследований Генпрокуратуры, который в 2017-м получил это производство, пытался закрыть Завражина обратно в СИЗО. Ему инкриминировали участие в организованной преступной группе и просили Печерский суд Киева взять мужчину под стражу. Но прокуратуре отказали. Прокуроры пытаются обжаловать это решение в апелляции, однако Киевский апелляционный суд еще не получил материалы дела. А адвокаты семьи погибшего Сергиенко, к похищению и убийству которого может быть причастен Завражин, на момент сдачи текста в номер не видели письменную мотивацию судьи, по каким именно причинам Фемида отказалась арестовывать подозреваемого в преступлении.

Что касается основного дела, то после нескольких месяцев перебрасывания оно вернулось в Сосновский райсуд Черкасс. Поскольку оно рассматриваться должно было с самого начала, судьи должны были решить, принимать ли обвинительный акт в отношении подозреваемых в похищении и убийстве журналиста Сергиенко. Наконец вернули этот документ прокуратуре. Последняя пытается оспорить такие действия судей в апелляции, но пока без результата.

Также до сих пор не названа фамилия потенциального заказчика преступления. Хотя черкасские активисты и друзья Василия указывают на нардепа Бобова, ведь у него были конфликты с журналистом. В частности, как рассказывают, в 2014-м Бобов пытался взять под свой контроль местную Самооборону, но этому помешал Сергиенко. Также говорят и о расследовании, которое готовил журналист. Сейчас же цепочка замыкается на Вадиме Мельнике, которого подозревают в организации преступления.

Он косвенно может быть связан с Бобовым: якобы был начальником его охраны. В мае 2017 года об этом даже писал генеральный прокурор Юрий Луценко. Правда, без указания имени нардепа: «В Киеве задержан подозреваемый в организации резонансного убийства журналиста Сергиенко [...] Задержанным является гр. Мельник, в 2014 году работал начальником охраны одного из народных депутатов, а после задержания исполнителей убийства длительное время скрывался от следствия и находился в розыске».

Более того, в определенный момент Генеральная прокуратура пыталась снять с Бобова депутатскую неприкосновенность и привлечь его к ответственности. Однако не по подозрению в заказе убийства, а из-за лжи в декларации и неуплаты налогов. После того как ходатайство от ГПУ оказалось в Верховной Раде, Бобов якобы уплатил государству долг. И Луценко свое ходатайство на нардепа отозвал.

Юрий Луценко
Юрий Луценко

К тому же в последнее время наблюдается странная тенденция: подозреваемые в убийстве Сергиенко перекладывают вину на пятого фигуранта преступления - Валерия Федорова, которого следствие также подозревает в убийстве журналиста и объявило в розыск. Впрочем, по непроверенной информации, Федорова нет в живых. Поэтому он может стать удобным инструментом для избежания ответственности за преступление.

Теперь дело фактически остается за судом: следствие установило организатора и заказчиков, выдвинуло подозрения, почти раскрыло цепь преступников. Не хватает только заказчика. И для этого нужны или сверхусилия правоохранителей и активистов, которые смогут получить достаточно доказательств, чтобы назвать его имя, или признание Вадима Мельника, подозреваемого в организации преступления.

Станислав Козлюк, Тиждень.UA; источник перевода: Аргумент


facebook twitter Google Plus rss


Последние обновления

следи за нами социально

facebook twitter Google Plus ЖЖ rss