заглянуть на тёмную сторону

-
Павел Барбул

Пока «Спецтехноэкспорт» сотрясают коррупционные скандалы, его директор копит на «черный день».

Об этом пишет Ярослав Гармаш в обзоре для [громких дел] и CRIME.

На прошлой неделе пресс-служба Национального антикоррупционного бюро Украины отчиталась о том, что НАБУ разоблачило коррупционные схемы в оборонно-промышленном комплексе страны на более чем 1 млрд гривен.

Согласно сообщению пресс-службы, в ходе расследования детективы бюро выявили на 15 предприятиях оборонной промышленности факты, которые стали основанием для открытия уголовных производств. Чаще всего речь идет о присвоении, растрате имущества или завладении им путем злоупотребления служебным положением, а также закупке товаров по завышенным ценам через компании-посредники, приближенные к руководству госучреждений. В результате таких действий, по мнению детективов, по предварительным оценкам, интересам государства причинен вред на сумму свыше 620 млн гривен и 3 млн долларов.

В сообщении отмечается, что, по мнению детективов, ключевую роль в появлении коррупционных схем на предприятиях ОПК играют чиновники госструктур: каждый второй подозреваемый в преступлениях, раскрытых НАБУ, относится к этой категории.

1

Как мы неоднократно писали ранее, едва ли не рекордсменом по «залетам» является госпредприятие ГП ГХВП «Спецтехноэкспорт», входящее в концерн «Укроборонпром». С февраля 2015 года предприятием бессменно руководит юрист-вундеркинд Павел Барбул, возглавивший оружейную компанию в возрасте 28 лет. С его приходом на пост директора «Спецтехноэкспорта» на предприятии начали вскрываться как старые, прокрученные до Павла Алексеевича схемы, так и «закрутившиеся» в его бытность. Причем, естественно, вскрывались они не молодым талантливым менеджером Барбулом, а силовыми структурами.

В «Спецтехноэкспорте» нашлась работа для всех – и для НАБУ, и для Генеральной прокуратуры, и даже Национальной полиции перепало несколько уголовных производств на предприятии, вверенном Павлу Алексеевичу. Лишь СБУ, в юрисдикцию которой не входят проделки директора «Спецтехноэкспорта», пытается прикрыть Павлика, кующего обороноспособность страны, от рассерженных «кинутых» подельников. Впрочем, не очень-то успешно.

Но если вы, как это сделали мы, заглянете в электронные декларации Павла Барбула, в которых он регулярно отчитывается чуть ли не о каждой получке, то увидите, что Павел Алексеевич не просто живет на честно заработанное, ему и приворовывать с таким окладом нет смысла. Вроде бы.

Итак, в позапрошлом, 2016 году Павел Барбул, согласно декларации, заработал на посту директора ГП ГХВП «Спецтехноэкспорт» 1,722 млн грн с копейками. При этом на момент заполнения декларации Павел Алексеевич накопил 1,48 млн грн наличными. Возможно, этот молодой человек экономил и откладывал в кубышку, отказывая себе в поездках на Куршевель и в новых нарядах из бутика «Санахант». Или же полтора «лимона» у него накопилось за предыдущий период трудовой деятельности. Точно мы не знаем, поскольку более ранних его деклараций не наблюдаем.

В следующем, 2017-м, году налогоплательщик стал ценить старания Павла Барбула на службе в два раза выше – за год на зарплатную карточку кормчего «Спецтехноэкспорта» упало три миллиона с «хвостиком». При этом из декларации Павла Алексеевича пропала скромная одесская квартирка на 30,7 «квадрата» и 11 соток земли в Вышгородском районе Киевской области. Но появилась квартира в Одессе на 51 м2 задекларированной стоимостью в 736 тыс. грн. Но экономный Паша, зарабатывающий вполне легально миллионы, не смог позволить себе ее купить. Квартира эта, как указал он в форме изменений от 11.07.2017, была ему подарена доброй гражданкой Атанасян Кариной Робертовной.

А еще в упомянутой форме изменений Павел Барбул задекларировал 916 тыс. грн дохода от отчуждения недвижимого имущества. Что, собственно, объясняет исчезновение из итоговой декларации квартирки-крохотульки (которой, кстати, Павел Барбул владел лишь на 33%) и клочка земли.

Отметим, что в качестве источника дохода от отчуждения недвижимости в декларации указан Аврамов Игорь Викторович (то есть, он – покупатель). Согласно нашим данным, Игорь Аврамов выступает в Киеве основателем нескольких юридических лиц, среди которых фирма, сдающая в аренду недвижимость, строительная организация и гражданское объединение инвалидов «Виктор». Но самое пикантное то, что гражданин с таким ФИО проявляет нездоровый интерес к залоговому недвижимому имуществу, иногда даже становится владельцем такого добра, скажем так, не совсем честным способом.

Но вернемся к декларации о доходах нашего героя.

Итак, в совокупности Павел Барбул за 2017 год заработал 3,93 млн грн, при этом указал, что его сбережения наличными с 1,48 млн грн в году прошлом по итогам 2017-го увеличились до 4,63 млн грн. То есть, в прошлом году Павел Алексеевич стал также и больше траться, «спустив» за год 778 тыс. грн, или же по 64,8 тыс. грн в месяц, при этом отложив «под матрац» еще более 3 млн грн. Так что невзирая на свою бережливость, Барбул вполне мог абсолютно легально прикупить пару носков в «Санаханте» и смотаться на несколько дней в Куршевель, о чем не устает фантазировать «желтая пресса», приписывая Павлу Алексеевичу многомиллионное казнокрадство.

Но, несмотря на кажущуюся безупречность деклараций о доходах Павла Барбула, в них есть несколько подозрительных изъянов, незаметных на первый взгляд.

Чего мы не видим и что мы видим в его декларациях?

Во-первых, согласно «авторизированной» биографии Павла Алексеевича, в структуре «Укроборонпрома» (читай – на госслужбе) он начал работать в 2014 году, т.е., как минимум с 2015-го он был обязан е-декларироваться. Но декларация Барбула за 2015-й с портала declarations.com.ua бесследно исчезла. Как и исчезла из деклараций Павла Алексеевича его дражайшая супруга, которая, как клевещут, успела собрать весьма недурственный автопарк. Пропажа благоверной из декларации чиновника может означать только развод, иначе жена обязана по закону «светить» записанное на нее добро. Но развод супругов может быть связан как с тем, что их чувства охладели, так и с тем, что у них назрела обоюдная необходимость что-то припрятать от пытливого взора контролирующих госорганов и общественности.

Во-вторых, мы видим патологическое, граничащее с фобией недоверие Барбула к отечественной банковской системе. Павел Барбул упрямо складывает наличку в тумбочку, вместо того, чтобы распределить ее по банковским счетам. Такая чудаковатость опытного юриста объясняется просто. Если движение средств на счетах силовикам (при наличии постановления суда) отследить не составит никакого труда, то с наличкой всё гораздо сложнее. Павел Барбул (да и любой другой чиновник) может декларировать в «кэше» хоть сто миллионов, хоть пять копеек – проверить, сколько там у него накопилось (а уж тем более, каким способом) – задача нетривиальная. Ну, разве что неожиданно нагрянуть с обысками по местам работы и жительства. Что, собственно, осенью прошлого года и сделала Генпрокуратура «в рамках расследования уголовного производства по ч. 5 ст. 191 УК, ч. 1 ст. 205 УК по факту растраты должностными лицами ГП ГХВП «Спецтехноэкспорт» государственных средств в сумме 198 млн грн путем вывода средств через фиктивные предприятия».

Тогда в сравнительно скромном жилище Павла Алексеевича «орлы» Юрия Витальевича обнаружили $120 тыс. (или 3,1 млн грн, что сопоставимо с его задекларированными сбережениями) наличности, которую Павел Барбул внести в декларацию так и не удосужился.

И, хотя любой желающий может собственными глазами убедиться, что никаких $120 тыс. в декларации Павла Алексеевича никогда и рядом не валялось, Павел Барбул устами пресс-службы «Спецтехноэкспорта» публично соврал. В частности, пресс-служба «Спецтехноэкспорта» тогда заявила:

«Найденные в доме директора предприятия средства – задекларированы, информация о законном происхождении обнаруженных средств в доме руководителя «Спецтехноэкспорта» и их декларирования является известной государственной фискальной службе, а также открытой для общественности».

Впрочем, декларация Павла Барбула, в сравнении с декларациями других фигурантов уголовных дел «Спецтехноэкспорта», далеко не самая интересная. Так что…

…продолжение следует.

Ярослав Гармаш, специально для [громких дел] и CRIME

Читайте также: Странное дело Кхабара Павана


facebook twitter Google Plus rss


Последние обновления

следи за нами социально

facebook twitter Google Plus ЖЖ rss