заглянуть на тёмную сторону

-

Советский Союз в 1941 году хотел напасть первым. Нацистская Германия разгадала его намеренья.

Период перед нападением Германии на СССР 22 июня 1941 года относится к числу наиболее мифологизированных советской пропагандой и историографией. Это в полной мере относится к так называемому «Сообщению ТАСС», которое было передано по радио 13 июня и в тот же день, а фактически вечер направлено через немецкого посла в Москве фон Шуленбурга в Берлин, а через советского посла в Лондоне Ивана Майского лично Уинстону Черчиллю, пишет Юрий Райхель на страницах издания День.

Из Берлина не последовало никакой реакции, а британский премьер направил в Москву срочную телеграмму своей дочери, чтобы она немедленно выехала в Тегеран, так как война буквально на пороге.

Все это заставило Сталина на следующий день 14 июня опубликовать в главных советских газетах «Правда» и «Известия» известное «Сообщение ТАСС».

Интересный момент. Хотя оно озаглавлено как «Сообщение», но в самом тексте говорится более точно и предметно. «ТАСС заявляет, что: 1) Германия не предъявляла СССР никаких претензий и не предлагает какого-либо нового, более тесного соглашения, ввиду чего и переговоры на этот предмет не могли иметь места; … 4) проводимые сейчас летние сборы запасных Красной Армии и предстоящие маневры имеют своей целью не что иное, как обучение запасных и проверку работы железнодорожного аппарата, осуществляемые, как известно, каждый год, ввиду чего изображать эти мероприятия Красной Армии как враждебные Германии по меньшей мере нелепо».

Иными словами, Сталин, а по свидетельству ряда источников именно он был вдохновителем и автором сообщения-заявления, о чем также свидетельствует и стиль текста, хотел предупредить Берлин, что, во-первых, он знает о концентрации немецких войск на границах СССР и напомнить Гитлеру о его обещании 20 июня начать отвод их от границ.

Во-вторых, уже невозможно было скрыть концентрацию и дальнейшую переброску советских войск в западные военные округа и их выход непосредственно на границу. В Берлине прекрасно знали, что в Одесском и частично в Киевском военных округах пограничников стали заменять армейские подразделения.

1

Международная обстановка была в мае-июне 1941 года крайне неопределенной. Первоначальные военные успехи Германии и Италии сменились проблемами и неудачами. Британские войска 30 мая свергли прогерманское правительство Рашида эль Гайлани в Ираке, британские войска разгромили итальянцев в Северной Африке и заняли столицу Абиссинии, теперь Эфиопия, Аддис-Абебу. Был 27 мая потоплен флагман германского флота линкор «Бисмарк» и британский флот стал господствовать, по крайней мере, в Атлантическом океане. Рейдерские действия надводного флота Kriegsmarine прекратились.

И наконец, стало очевидным, что Британия оправилась от поражения лета 1940 года и при поддержке США наращивает свой военный потенциал.

Со своей стороны, Москва начала налаживать политические контакты с Лондоном и Вашингтоном.

Сталин демонстративно 1 июня принял для беседы британского и американского послов, о чем сообщалось в прессе. Советское посольство в Берлине получило распоряжение вывозить детей советских граждан, работавших в Германии. Одновременно представительство ТАСС демонстративно обратилось с запросом в швейцарскую миссию о возможности своего перебазирования из Берлина в Берн, Цюрих или Женеву.

После встречи со Сталиным британский посол в Москве Стаффорд Криппс был вызван в Лондон. По его предложению, заместитель министра иностранных дел Александр Кадоган передал советскому послу Майскому 13 июня карту с расположением немецких войск на советской границе. За исключением одной дивизии, которая прибыла уже после начала агрессии, она точно соответствовала реальному размещению войск. Карта была срочно передана в Москву, но реальных дипломатических действий не последовало, что внешне закрепило «Сообщение».

Как следует из рассекреченных СБУ архивов, секретарю ЦК КП(б)У Никите Хрущеву в мае-июне 1941 года регулярно докладывали о концентрации немецких войск на границе. Конечно, все это поступало в Москву, и никаким секретом для Сталина не было.

Соответственно и для немецкой разведки не было тайной постоянное увеличение советских войск на границе. Как теперь выясняется, в Берлине не в полной мере имели информацию о реальных масштабах такой переброски, о действительном количестве танков, самолетов, артиллерии и даже автомобилей в полосе четырех западных округов уже готовых к преобразованию во фронты. Такое распоряжение поступит 18 июня.

Обе стороны выжидали и по возможности сохраняли дымовую завесу тайны и дезинформации.

Для Лондона приближение войны Германии с СССР тайной не было. Уже в конце мая британская разведка получила, как говорится из первых рук абсолютно точные сведения, что Гитлер нападет на СССР между 20 и 23 июня.

В то же время Черчилль имел данные, что советские войска на границе концентрируются не столько для обороны, сколько для нападения. О том, что знала британская разведка, полных данных нет, так как многое до сих пор засекречено.

Перед Лондоном и Вашингтоном была непростая дилемма. В обеих столицах прекрасно осознавали, что два диктатора готовятся к нападению друг на друга, и кого в этой схватке следовало поддерживать, оставалось очень большим вопросом.

Сталин понимал, что факт переброски войск не остается секретом и требует внятного объяснения.

Обмануть германского противника не представлялось возможным. Легковерных в Берлине не наблюдалось. Значит, первым адресатом «Сообщения» был Черчилль. Вторым — Рузвельт. При этом второй еще больше, чем первый.

В марте 1941 года конгресс принял закон о ленд-лизе и поток вооружений и другой помощи хлынул на британские острова. Очень важно было убедить американского президента, что СССР не хочет воевать, а войска на границе — это всего лишь военные игры. Именно этому был посвящен пункт 4 сообщения-заявления. Ради него, что «…предстоящие маневры имеют своей целью не что иное, как обучение запасных и проверку работы железнодорожного аппарата, осуществляемые, как известно, каждый год …» и был состряпан весь этот пиаровско-дипломатический ход.

Заодно заставить Берлин хоть как-то отреагировать на советские действия и прямой призыв. Вдруг получится и тогда появляется возможность втянуть Германию в переговоры и тем самым выиграть время для завершения переброски советских войск. Предположительно до начала июля.

Из Берлина никакой реакции не последовало, а перехваченная телеграмма Черчилля об отъезде его дочери наглядно свидетельствовала, что в Лондоне все знают и все поняли. В этом смысле сталинский замысел не сработал.

Есть данные, что уже с 15 июня переброска советских войск ускорилась максимально возможным темпом. Речь уже шла не об июле, а последних числах июня.

Дата 18 июня преобразования округов во фронты выбрана была не случайно. К тому же 20 июня пришло распоряжение Генерального штаба об образовании Южного фронта на базе Одесского военного округа. Времени на подготовку становилось все меньше.

Если Сталин и хотел как-то прощупать немецкую позицию, то это было далеко не главной целью «Сообщения ТАСС». Ему крайне необходимо пропагандистским и дипломатическим путем прикрыть завершающий этап подготовки к нападению на Германию.

В запале этой подготовки он пропустил встречный упреждающий удар своего партнера, с которым еще совсем недавно собирался делить мир.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал.


facebook twitter Google Plus rss



Последние обновления

Жаждите выгодного и удобного азартного досуга – казино Гоксбет может предложить широкий выбор виртуальных симуляторов и выгодные бонусные предложения.

следи за нами социально

facebook twitter Google Plus ЖЖ Telegram rss